Anything in here will be replaced on browsers that support the canvas element

Запределье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » « ... этот придурок сказал, что его глаза здесь - самые красивые»


« ... этот придурок сказал, что его глаза здесь - самые красивые»

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Матиас Скарсгард, Самайн Боне
Место и время действия: Германия, Кёльн. Полтора года назад.

Пролог:

Единственный выходной в неделю с завидной частотой обрывается срочным звонком, и Матиас к этому привык. Но вызывать в отпуске? Смачное «они там, что, совсем охуели?» сопровождается ленивой попыткой встать с кровати, пока до Скарсгарда не доходит - звонит-то не рабочий телефон, а мобильный.
- Алло? - если это начальство, то оно рискует оказаться посланным в жопу. Срыв собственного отпуска Мэд точно не простит, а работу... другую работу всегда можно найти, ага.
- Мэд, кажется, у меня проблемы, - сладенький, вообще не взволнованный голос на том конце провода становится причиной уже закатывающихся от немой мысли «только не это» глаз. Не продолжай, зубастая бестия, не думай, что сможешь таким образом оторвать меня от долгожданного отды... - Куда можно спрятать труп?

https://gifimage.net/wp-content/uploads/2017/09/bloody-hands-gif-12.gif

Отредактировано Матиас Скарсгард (30-12-2018 11:59:02)

+1

2

Самайн прибыла в Кёльн по семейным делам, и так случилось, что застряла там уже больше чем на полгода, несказанно скучая по своим кошкам в цирке, и по утонченному флёру Франции в целом. Жестковатая, на ее вкус, Германия, к тому же связанная с "семьей" доставляла ей куда меньшее удовольствие. Майерам вновь было не обойтись без помощи своей подопечной, и их требование приехать никаких возражений не терпело. Сражаться за свободу, устраивая бунт, одной против целого мощного клана было откровенным самоубийством, потому пришлось сжать зубы, и подчиниться. Ничего. Вампирская жизнь долгая, она еще успеет собрать достаточно сил и дать отпор, освобождая тем самым себя от гнета. Трудно сказать, кого Сэм ненавидела больше - Виктора или Альберта, но если последний был для нее недосягаем, и разыскивать его она не имела ни малейшего желания, то первый все время маячил рядом, грозной фигурой стоя над Самайн. Что ж...одно удачное дело она все же провернула, подстроив гибель того, кто сделал ее вампиром, чтобы не быть зависимой от него. Конечно, хорошо было бы попросту загнать все семейство в церковь и там попросту взорвать бомбой с серебром, красивое завершение, громкая месть, но и тактика истребления по одному также была весьма неплоха.
Однако с некоторых пор у Боне появилась причина хоть немного, но радоваться своим визитам в Германию, и причиной тому был один чистокровный черный волчара. Знакомство с ним было жарким, а еще более жаркими были ночи, которые они проводили вместе. Любовь? Вряд ли их извращенные чувства друг к другу можно было назвать этим высокопарным пошлым словом. Они просто были нужны друг другу и удовлетворяли эту нужду при каждой удобной возможности. Пожалуй, впервые в жизни Сэм появился человек, который стал ей дорог. "Это безумие," - скажете вы, и они оба не станут опровергать данное утверждение, лишь покивав головой. Скорее всего вашей.
Алкоголь не действует на вампиров... - с такой мыслью блондинка очнулась в номере отеля, куда заехала сегодня ночью. Она пребывала в достаточно скверном расположении духа, не желая никого видеть, поэтому к Мэду не поехала, решив провести ночь в люксе одного из самых фешенебельных кёльнских отелей.
Кажется, ей, как вип-клиенту, принесли в номер бутылку шампанского.
Кажется, она заказала себе массажистку, дабы расслабиться после перелета.
Кажется, массажисток пришло две...
Сэм попыталась сесть, и тут же пришлось осознать сразу две вещи - во-первых, ее организм был явно против каких-либо передвижений в пространстве, отозвавшись резкой головной болью, во-вторых, ее рука была пристегнута к кровати. Что за...? - пронеслось в голове у девушки, дернувшей звякающими наручниками. Мрачно хмыкнув, Боне сделала резкий рывок рукой, намереваясь либо порвать цепочку наручников, либо вырвать кусок спинки кровати с мясом. К её величайшему изумлению, у нее это не получилось. Это ж какие должны быть наручники и кровать, чтобы выдержать вампирскую силу!
Взглянув на свою прикованную руку, Сэм осознала еще одну вещь - она была заляпана кровью. Девушка молча поднесла к глазам вторую ладонь. Увиденная картина говорила о том, что она, по меньшей мере, копалась во внутренностях человека, и возможно не одного. Еще пара минут потребовалось, чтобы осознать тот факт, что в крови она испачкана целиком - неприятные стягивающие кожу ощущения на лице, ярко-алые разводы и пятна на молочно белом брючном комбинезоне, в котором она приехала, и на постельном белье.
Приступ головокружения. Медленный вдох и выдох. Количество матерных мыслей прогрессировало в голове с ужасающей скоростью, но самое страшное было не это. Вновь открыв глаза и оглядевшись, Самайн насчитала по меньшей мере пять изуродованных тел, разбросанных по комнате. Три девушки, двое юношей, судя по форме - сотрудники отеля.
-Бляяя... - не удержалась вампирша от протяжного комментария, наилучшим образом, отражавшего происходящее. Приложив остатки сил, она вновь дернула прикованную руку, но исход остался тем же - лязг металла и никакого результата, словно бы она была...человеком? Внутри и без того хладного тела вампирши, сжался ледяной ком. Кажется, она лишилась своих сил.
Без сомнения, Самайн предпочитала решать все свои проблемы самостоятельно, но сейчас все же поддалась первому порыву. Ей повезло обнаружить свой смартфон на тумбочке рядом с кроватью, правда, с красующейся через весь экран трещиной. Плевать, главное, чтобы работал, и хотя бы в этом ей повезло. Боне ткнула в заветное имя и стала дожидаться ответа:
-Алло, - хрипловатый голос оборотня, явно вырванного из объятий сна и не испытывающего по этому поводу никакого восторга, стал ей ответом.
-Мэд, кажется, у меня проблемы, - равнодушно-непринужденно возвестила Самайн, даже не поздоровавшись. Не до того. -Куда можно спрятать труп?
После краткой паузы, "любовь всей жизни" разразился тирадой, впрочем, быстро прерванной Боне, которая поморщившись отвела руку с телефоном от уха, а затем перебила его: -Заткнись, пожалуйста, и тащи свой мохнатый зад в отель Hyatt Regency Cologne. Номер 413. Только учти, что дверь я тебе не открою. Сам, - проговорила Самайн и отключилась, откидываясь на подушки со страдальческим вздохом. Приехала, блять, в гости... Теперь оставалось только ждать.

0

3

Bohnes - Middle Finger

Молодец, Мэд. Сам себя поздравь. Ходил и ныл, что жизнь снова осточертела, адреналина не хватает, а все друзья поспешили воспользоваться свободным временем и провести его со своими сладенькими половинками. Получай звоночек от клыкастой любовницы, с которой вы не виделись уже... месяц? Больше, меньше? Не сказать, что Матиас ходил по углам однокомнатной квартиры и рыдал в тоске по Самайн, но приторный голосочек всё же заставил лицо треснуть в довольной гримасе. До первого вопроса, разумеется. Знай вы, как Скарсгарда уже тошнило от трупов, не рискнули бы смеяться. Значит, вампирушка с простой и звучной фамилией, которую Матиас всё равно первое время забывал, всё ещё в Германии. Это хорошо. Остальное - нет.
- Скажи мне, дорогуша, какого хера я должен посреди ёбаного отпус...
- Заткнись, пожалуйста, и тащи свой мохнатый зад в отель Hyatt Regency Cologne. Номер 413. Только учти, что дверь я тебе не открою. Сам, - на этом звонок оборвался. Матиас сразу не поверил в подобную наглость, хотя прекрасно мог ждать её от Сэм, и уставился в экран мобильного. Вампирша совсем попутала берега? Она имела определённое право на это, и временами Скарсгард с удовольствием ей подобное право продлевал, но позвонить в начале отпуска и думать, что Мэд ринется спасать её стройный зад?
- Сама разбирайся, - в пустоту заявил волк и небрежно откинул мобильный на кровать, после чего оказался на ней сам. Прошло минут пять бездумного времяпровождения: к ноутбуку тянуться лень, телевизор Скарсгард в жизни не смотрел и не собирался, а сигареты закончились. Мэд бессмысленно порассматривал потолок, мысленно поплевал в него, пощёлкал пальцами и с досадой простонал.

Нет смысла скрывать: начало отпуска уже выдалось пиздецки скучным. Разве Самайн, позвонившая с самого утра, не подарок судьбы? В неё Скарсгард никогда не верил... тем не менее. С Боне и ночи хороши, и днём никогда не скучно, и даже с утра, когда обычно любовнички втихую валят друг от друга, можно поваляться вместе подольше. Сэм приятна, как она выразилась, «мохнатому заду» настолько, что её номер сохранён в его контактах, а это немаленький такой комплимент. Её хотелось увидеть хотя бы ради жгучих эмоций, а позитивные они или негативные - не имеет совершенно никакого значения. Спустя пятнадцать минут Матиас уже стоял напротив названного отеля, лениво прятал руки в карманы утеплённого пальто и глядел в самые верхние окна, словно мог там что-то высмотреть.

- Даже не позавтракал. - Скарсгард захрипел и уже придумал, как предъявит Самайн за потраченные на скоростной путь сюда силы, но через секунду дело приняло совершенно другой оборот.

Вниманию огромных глаз девушки представился уже до ужаса знакомый всполох чёрного дыма, когда оборотень, плюя на существующие и несуществующие законы пространственного построения, оказался внутри её номера. Материализовавшись у самой двери, он лениво похлопал ресницами и осмотрелся, даже не потрудившись двигать головой.
- У-у... - не удалось сдержаться. Мэд присвистнул, наспех оглядывая увиденную кровищу. Трупы, нужно признать, выпотрошены с особым рвением. Самого сладкого зрелища Скарсгард ещё не заметил, а повеселевшая улыбка уже вовсю красовалась на лице. - Я смотрю, ты хорошо развлеклась здесь с мальчиками... - Мэд осмотрелся ещё немного. - Девочками...
Его голос ленив, как и движения - заляпать подошвы обуви прогулками по кровище с самого утра совсем не хотелось. Но Самайн, прикованная к кровати, стала последней каплей. Как только Скарсгард её разглядел, хриплого смеха долго ждать не пришлось. Серо-зелёные глаза, казалось, засверкали целой палитрой, и наконец Мэд посмотрел на свою любовь так, как принято. Ну, не с лицом «что это за шлюха лежит в кровати». По-другому.

Потребовалась секунда, чтобы переместиться и оказаться прямо около постели - на островке, где кровь ещё не залила пол. Мэд скрестил руки на груди и мысленно похвалил себя за то, что надел пальто: в номере, ему казалось, слишком прохладно.
- Решила устроить мне приятный сюрприз? - испепеляющих глаз Сэм Матиас в упор не замечал. - Какая обстановка, декорации, костюмы... Моя любовь, ты сегодня просто на высоте, - волк не восклицал громко, только развёл руками, а вот мимика его лица менялась неустанно. - Но извини, нужно было предупредить, чтобы я надел какую-нибудь парашу, не хочу пачкать нормальную одежду кровью. Придётся тебя отстегнуть, в другой раз, - с этими словами Мэд потянулся к запястью Боне. Он вовсе не понимал, что за побоище здесь произошло, но первый пришедший в голову вопрос уже натолкнул на разные мыслишки. Если не шутит и не смогла вырваться сама, значит, растратила силёнки ночью. Неужто Самайн впервые не сумела контролировать внутреннего зверя? Издёвки издёвками, цирк цирком, но кто ж тебя тогда к кровати приковал...

- Уже свободна аж наполовину, моя радость,- старательно копошась над Самайн так, чтобы не измазаться, Мэд не скупился на львиные порции иронии и сарказма. Его издевательский голос, озвучивая ласковые словечки, так и поддевал, как бы говоря: «Я не зову тебя иначе, потому что не хочу получить заляпанной ладошкой по роже». Хотелось добавить: «Знаю, скучала, но обниматься не будем, а то у меня дома стиральный порошок закончился», но Матиасу хватило ума промолчать. Тёмная дымка просочилась в крепление наручника и послужила импровизированным ключом.
- Bravo... - Скарсгард устало вздохнул и наконец перестал строить из себя шута. Помещение оказалось ещё раз бегло осмотрено в меру удивлённым, скорее утомлённым взглядом. - Больше всего меня сейчас интересует...

Когда Самайн поднялась и оказалась напротив, Матиас медленно склонил голову и перевёл на неё своё коронное испепеляющее внимание.
- Какого хрена ты ночевала не у меня?

Отредактировано Матиас Скарсгард (30-12-2018 16:06:18)

+1

4

Ivy Levan - I Don't Wanna Wake Up

Сгусток тьмы, возникший возле двери, сначала заставил Самайн напрячься, но то, что из этой дымки появилось, вызвало на капризных губках недовольную гримасу обиженной кошечки, притом, что общее выражение ее лица явно говорило, что она рада видеть своего званого гостя. Она бы предпочла сейчас вместо разгребания дерьма, в которое угодила ее прекрасная пятая точка, просто заставить его перекинуться в волка и уснуть, уткнувшись носом в лоснящуюся черную шерсть.
С любимых уст полился яд, столь приятно знакомый и отрезвляющий, так явно похожий на ее собственный, но его слова задели некоторые струны общей картины произошедшего, что привело девушку к неутешительному выводу - ее память похожа на чистый лист. Ровно с момента прихода массажисток до нынешнего момента. Ни звука, ни запаха, ни-че-го. Никакой ассоциации. Полный ноль, даже не белый шум, а просто девственная гнетущая тишина. Противно.
-Можешь доесть то, что осталось, - съязвила она в ответ, чуть прищуривая свои огромные глаза. В голосе слышалось пренебрежительное раздражение, служившее скорее приправой, нежели основным блюдом. Нечеловеческая скорость оборотня, в мгновение ока оказавшегося возле ее ложа, заставила вампиршу...вздрогнуть? Что за черт?! Ее глаз не уловил перемещение Матиаса. А должен был - еще один тревожный звоночек.
Боне поерзала на кровати, в нетерпении ожидая, когда Скарсгард подарил ей свободу, но он, похоже совсем не спешил, предпочитая издеваться в излюбленной своей манере. Напомните еще раз, за что я его люблю?... Однако Сэм не удостоила его фразочек своим ответом, лишь фыркнув и звучно, по-кошачьи зашипев, демонстрируя тем всё, что она об этом думает. Ей стоило больших усилий, чтобы не укусить за ухо склонившегося к ее прикованной руке любовника. Наконец-то, долгожданная свобода. Самайн изящно скользнула с кровати, оказываясь на ногах, но тут же чуть не падая обратно - резкое головокружение настигло ее, и лишь сильные руки Мэда помогли устоять. Девушка потерла затекшее запястье, опуская глаза и видя, что алые полосы, оставшиеся от наручников, все еще алеют тонкими полосами на белой коже. Кажется, настало время для паники?
Напрашивающийся вывод неумолимо подкрадывался к ней, но разум пока что отвергал эти гадкие мысли. Это было слишком.
Бархатный голос мужчины окутал ее, заставляя поднять глаза, дабы оказаться под воздействием его темного, мрачного, требовательного взгляда, способного буквально вывернуть наизнанку. Она была одной из немногих, кто беспрепятственно выдерживал его дьявольский взгляд любое количество времени, буквально купаясь в его внутренней тьме.
-Настроения не было, - процедила Самайн сквозь зубы, со вздохом недовольства. Еще одно осознание прошило ее неприятным разрядом. От Мэда ничем не пахло. Ни волчьими нотками оборотня, ни дорогой туалетной водой, которой он неизменно пользуется и воняет для ее чуткого обоняния обычно так, словно он выливает на себя по пол-флакона. По этому поводу вампирша часто возмущается, хоть и на самом деле просто без ума от этого аромата. Что-что, а упрекнуть Матиаса в отсутствии вкуса было невозможно.
Самайн ткнулась белокурой взлохмаченной головой в мужскую грудь, пребывая в совершенно разбитом состоянии...человека. Ей чертовски хотелось просто попросить его забрать их обоих куда-нибудь подальше из этого места, но проблема требовала если не решения, то как минимум, разбирательства. Совершенно не предполагая ничего подобного Сэм взяла номер на свое имя, расплатилась кредиткой, да еще и оставляла свой номер телефона при бронировании. Проблемы с законом ей были уж точно ни к чему, к тому же, нужно было понять как, куда и почему пропали ее силы и как их вернуть. О, она бы с превеликим удовольствием выпотрошила того, кто так искусно подставил её, сделав это с особой медлительной жестокостью. Блондинка прикусила губу - главное не подавать виду, что она сейчас больше человек, нежели вампир, иначе словесный понос Мэда будет не остановить.
Боне отстранилась, неуверенной походкой босых ног двинувшись в сторону ванной комнаты. Перед зеркалом предстало изляпаннное в крови лохматое чудовище с растекшимся макияжем и синяками под глазами. До ушей Матиаса докатилось очередное раскатистое тихое "Бляяяя", прежде чем Самайн принялась приводить себя в какой-никакой порядок, принимая душ, умываясь, причесываясь и переодеваясь в белоснежный отельный халат - перспектива рассекать в безнадежно испорченной кровавой одежде её не прельщала.
-А знаешь, что самое дерьмовое? - спросила она мужчину своей мечты, вновь выходя в пространство комнаты. Что даже в таких условиях мне не воняет кровью! - хотела сказать она, но промолвила совсем другое: -Я ничего не помню. Вообще.

0

5

Как хорошо, что тебе всегда рады. Вопреки язвительному характеру и твоим ужасно остроумным шуткам всё равно прильнут к груди и напомнят о том, что вы, вообще-то, пара. Насколько можно в таких условиях считаться полноценной, адекватной парой, разумеется. Пришлось помочь Самайн удержаться на ногах, и Скарсгард даже не особо запачкался кровью. Опустил ладонь на светлые волосы спутницы и ещё несколько секунд оценивал обстановку. Трупы - её рук дело, сто процентов. Этот почерк Скарсгард не перепутает ни с каким другим. По-хорошему убраться бы здесь, а не оставлять после себя кровавые помои, так, чисто из эстетических интересов. Да и проблем с законом мисс Боне наверняка иметь не хотела. Приласкав любовь всей своей жизни, Мэд причмокнул губами и отпустил её в душ, напоследок ехидно сверкнув глазами. Отчаянное «Бля-я» спустя минуту особенно развеселило.

- Что ж с тобой делать...

Пока Самайн наводила марафет, Скарсгард бродил по комнате. Чтобы подчистую уничтожить все следы, придётся потратить уйму силёнушек и ещё полдня валенком лежать на полу. Каким бы сильным колдуном ни являлся Матиас, каждое действие влечёт за собой противодействие, и он это прекрасно понимал. А выбор есть? Устало хлопнув в ладоши, Мэд сконцентрировался. В воздух снова взмыла чёрная дымка, но на этот раз она не породила силуэт волка, а принялась выжигать кровь. Кровь и трупы. Перед этим Матиас, конечно, дотошно посидел над каждым в попытках найти хотя бы одну зацепку, но нет. Все поголовно - сотрудники отеля. От них не пахло ни потусторонним, ни Охотниками, ровным счётом н и ч е м. К этим смертям причастна исключительно Самайн.

- Кто бы тебя ни заманил сюда, он редкий дебил... - и причина подобных мыслей, что Скарсгард шептал себе под нос - не обида за Самайн, хотя и она присутствовала в большом размере. - Нужно сразу убивать, а не приковывать к кровати и ждать у моря погодки.
Что здесь могло пойти не так? Матиас узнает. Когда Самайн снова показалась в комнате, Скарсгард клацнул зубами и усмехнулся.
- Чистенькой ты мне куда больше нравишься.

«Грязная ты в постели».

Ничего не помнит. Не смогла оторвать наручники. Следы от них по-прежнему на запястьях. Серо-зелёные глаза Матиаса хищно, едва ли не на куски разрывая, пробежались по лицу Самайн. И она даже не поморщилась, когда вернулась в идеально чистую комнату, пропахшую серой, чёрным колдовством и волчьей шерстью? Трупы исчезли вместе с кровью. Убитые Самайн идиоты отныне для всех - провшие без вести.
- И кому, кроме меня, ты перешла дорожку? - когда Боне собралась морщиться, Мэд оказался около неё и теперь притянул посвежевшую девушку к себе, чтобы нагло чмокнуть её в лоб. Задиристый поцелуй в нижнюю губу случился спустя секунду. - Если придётся, будем возвращать тебе память по кусочкам.

Матиас - тот ещё скотина, но серьёзность ситуации он понимал. Следов крови не осталось нигде, а вот наручники оборотень тихо приподнял, предварительно надев перчатки. У судмедэксперта с собой и не такое найдётся. Завибрировал полумесяц в ухе.
- Понятненько...
Матиас прошёл к прикроватной тумбе. Аккуратно за ножку схвачен пустой бокал из-под шампанского. Его аромат выветрился, а вот посторонний запах до сих пор напрягал чуткое обоняние оборотня. Наркотик?
- Насколько усталой ты вчера была, раз не почувствовала отравы? Хорошо девочки тебя расслабили?
Мэд достиг лимита издёвок. Как и сил - Скарсгард заметно побледнел и сейчас постепенно приходил в себя. Не каждый день за десять минут выжигаешь трупы и литры крови Магией Тьмы.

- У меня есть хорошая новость и плохая.
Нет смысла спрашивать, с какой начать. Мэд знал Самайн слишком хорошо, а потому поступил в точности наоборот, чтобы разогреть её интерес.
- Хорошая - ты всего лишь попалась очередным сраным охотникам, которые удачно тебя напоили. Они, к тому же, пиздец какие дилетанты. Оставили на ночь, а прикончить решили к утру? Судя по всему. Уроды.
Голубые глаза Самайн распахнулись в предвкушении плохой новости. Мэд ухмыльнулся.
- Их несколько. Прямо сейчас утырки находятся в этом здании, но ни ты, ни я не имеем достаточных сил, чтобы окунуть их рожи в их же дерьмо.

А уходить без единой зацепки не в стиле Самайн, и уж тем более Скарсгарда. Они привыкли мстить, да вот не отомстишь, когда минимум один из вас - простой смертный.

Отредактировано Матиас Скарсгард (02-01-2019 19:25:55)

+1

6

Комната была чиста. Лишь слабоватый запах серы напоминал о том, какой именно ценой была достигнута эта чистота, да бледно-зеленоватое лицо Мэда, на фоне которого его жуткие глаза были еще страшнее. Ему бы ментализм, и убивать можно было бы просто взглядом, как Медуза-Горгона, только гораздо хуже. Сэм была уверена, будь у ее возлюбленного такая возможность, он бы заставлял жертву буквально прочувствовать, как перестает работать каждый орган, каждая клеточка тела, сделал бы так, чтобы мозг и ощущения отключались самыми последними. Почему это так заводит? Неосознанно Самайн закусила губу, с задумчивой ухмылочкой глядя на Матиаса.
-Если я начну перечислять, то нашей вечной жизни на это не хватит, - ответила девушка, совсем не лукавя. Она успела переступить дорогу и многим мужчинам, и почти всем повстречавшимся на ее жизненном пути женщинам, терзаемых завистью, ревностью и прочими типично женскими пороками. Решая "семейные" дела, кажется, успела перейти дорогу нескольким крупным и не очень синдикатам и преступным группировкам...
Из раздумий ее вырвал наглый дразнящий поцелуй. В другой ситуации, она бы поймала его в отместку зубами, заставляя алую каплю просочиться сквозь кожу, чтобы тут же ее слизнуть. Но не успела. Слабость раздражала, нет, даже бесила, превращая Самайн в настоящую фурию. Ей оставалось лишь белой тенью следовать за Мэдом, с профессиональным знанием дела осматривающим улики, с застывшим немым вопросом "Что там?".
В конечном итоге Боне просто опустилась в кресло, подпирая подбородок рукой, дабы не мешать волку.
-Ты так стараешься ради меня... - вкрадчиво произнесла она, но голос ее не был ни заботливым, ни виноватым, в нем явно читалась надменность, как и в ее больших глазах. Надменность и власть, словно она была здесь по меньшей мере Клеопатрой. Компенсация за отсутствие сил? Защитная реакция? Возможно. Но лишь дурак не заметит насколько ей идет это состояние. Куда больше, чем ебучая беспомощность.
-Совсем как ручной пёс, вылизал здесь всё... Что скажешь насчет ошейника? - усмехнулась Боне, впрочем, тут же переходя к делу. Лирические отступления, это, конечно, волшебно, но найти обидчика и повесить его на его же нервах хотелось куда больше.
Вампирша перекинула ногу на ногу, делая это с куда большей амплитудой, чем следовало бы, дабы подразнить оборотня соблазнительными бедрами и роскошным белым бельем.
-Нет. Шампанское принесли раньше, чем пришли массажистки, - задумчиво проронила она, хмуря брови. -Это был подарок от заведения, как ВИП-клиенту. Стандартное дело, - пожала она плечами. -Поэтому я и не заподозрила подвоха. Кажется, я открыла его сразу же, но выпила не очень много... - Самайн заметно напряглась, пытаясь хоть что-то выдавить из своей памяти. Один из минусов ментальной магии - она превосходно воздействует на других, но отвратительно на себя. Ты можешь по щелчку вскрыть чужую память, как пакет чипсов, но со своей этот фокус уже не пройдет. -Оно было кислым. Чудовищно омерзительно кислым, а ты знаешь, я люблю сладкие напитки... - не отрывая взгляда от пола быстро выпалила Боне, словно боялась забыть и что-то упустить. -Поэтому и не почувствовала, - неуверенно объяснила блондинка, переводя голубоглазый взор в темные глаза Мэда, тайком мечтая в них раствориться.
Короткий жест рукой, означающий "не заставляй даму ждать", и Скарсгард принялся излагать плоды своего осмотра. После хорошей новости, Боне  закатила глаза:
-Ты еще скажи, что жалеешь о том, что они не прикончили меня на месте! - всплеснула она руками, и продолжила: -Может быть работали пешки, а к утру дожидались крупную рыбку? Или их целью было не убийство... - вампирша скрипнула зубами. Почему. Почему каждый ебаный ублюдок на ее пути что-то от нее хочет?! Денег, власти, секса, исполнения желаний, крови... Список может быть бесконечен, но объединяет этот список только одно - никто ничего не получит без ее собственного на то желания. Девушка шумно выпустила воздух и резко поднялась на ноги, со злобой отпинывая от себя кресло, которое сдвинулось дай бог на миллиметр. Еще немного и ее начнет трясти от гнева, прямо сейчас Самайн была готова разбить, сломать и уничтожить все, что видела сейчас перед собой, перевернуть вверх дном, превращая в хаос.
-Суки... - промолвила она сквозь зубы, сжимая кулаки. -Ну и что ты предлагаешь? - буквально выкрикнула она в адрес Скарсгарда, вымещая на оборотне хотя бы часть своей клокочущей злобы.

+1

7

- Слышишь меня?

По крайней мере, происходящее - не сидение в углу комнаты с унылым видом и желанием послать окружающий мир в жопу. Заинтересованный всем этим дерьмом Мэд аккуратно передвигался по комнате, не обделяя взглядом профессионала ни один сантиметр. Да, Самайн сейчас безумно недовольна, а в груди её верного пёсика брезжит настоящее презрение к людишкам, которые вечно лезут куда ни попадя. Скарсгард всей душой ненавидел смертных и пропащих, как он называл нефилимов. Вампиров, оборотней и всякую дьявольщину тоже не сильно уважал, но от них хотя бы веяло силой, в отличие от дурных человечишек. Считали, имеют право уничтожать «зло-о», хотя самим давным-давно пора сдохнуть. И вот, какие-то прихвостни идиота свыше решили пристать к Самайн. Она - та ещё стерва, и Матиас нередко сам готов вцепиться в неё и разодрать, но никто другой этого права не имеет. Более того, хорошенько поплатится за подобный порыв, и это - не пустая мысль Мэда.

Пока Скарсгард вертел в руках бокал в попытках унюхать мерзкую отраву получше, Боне возомнила себя маленьким пупом этой комнаты и, желательно, целой Вселенной. Фразочка про пса неприятно резанула самолюбие Мэда, но он гордо дослушал до самого конца. Даже не повернулся, не исказил лицо в недовольной гримасе. Поморщился слегка, как будто пахло неприятно. Впрочем, так и было.
- Куколка... - вздох усталый, почти ироничный. Матиас облизнул губы и резко повернулся к Самайн. Как театральная декорация, которой умело управляли. - Пёсик может лизать твои блестящие туфельки до поры до времени, но если ты будешь постоянно пинать его каблуком, сожрёт, даже потрохов не оставит.
И где Матиас так научился в метафоры? Слишком сладенько получилось. Он медленно поднялся, осознавая, что теперь отвечает за всё сам, и поцокал языком. Бесстыдно провёл им по губам, что-то промычал, покачался на месте, тем самым жутко раздражая и без того нервную девушку, а затем изрёк:
- Ты, к тому же, совсем без силёнушек. Так что заткнись.

А потом Самайн продемонстрировала всю силу своих голосовых связок. Скарсгард болезненно нахмурился, когда вампирша беспощадно проехалась по его ушам восклицанием, и тогда не сдержался. Слабую девочку легко прибить к стене, и Мэд не поскупился налететь на Боне. Она даже не сразу поняла, как глухо ударилась лопатками о стену, а грубая мужская ладонь сжала её шею. Боли не принесла, но дыхание на момент у Самайн точно прихватило.
- Я предлагаю оставаться девочкой, которая хорошо себя ведёт, - он учтиво схватил свободной рукой прядь её волос. Заправил её за ухо, столкнулся бешеными глазами с не менее огромными, голубыми, и сдержанно улыбнулся. - Не забывай, у кого здесь самые красивые...
Не договорил. Предпочёл заметить вихрь эмоций на лице Боне и ослабить хватку. Пусть хотя бы продохнёт. Последующий хрип Скарсгард посвящал далеко не многим, и он пробирался в самое нутро. Самайн обычно балдела, когда мужчина позволял его себе... во время секса, например.
- Всё. Будет. Прекрасно. Слышишь меня? - чеканя каждое слово, Мэд наконец пришёл к выводу. - Мы не можем сейчас окунуть их в дерьмо, но можем преспокойненько уйти отсюда и даже дать отпор. Видишь это?
Бокал, уже давно опущенный в целлофановый пакет, поднят на уровне глаз Самайн.

- Сильнейший наркотик, который умудрился не почувствовать, мать его, вампир. А ты знаешь, что наркотиками твой пёсик балуется.
Мобильный показался из кармана, и Матиас, всё так же в нетерпении облизываясь, дождался молниеносного ответа.
- Маркус, ага. Будь на месте через полчаса, нужно навести справки. Какой, блять, обед? Чтобы твоя жопа уже дожидалась меня через тридцать минут, тридцать пять - максимум. Срочно, я тебе сказал. Ой... - брезгливое выражение лица - уже конёк Матиаса. Он умудрился параллельно ему нарочито ласково приобнять Самайн и повести её к выходу из номера. Если Боне и Скарсгарда ждут, то явно под окном. Пускай обосрутся. Мы пройдёмся пешочком. - Я тебе эту оплату в анус засуну. Что-что? Не хочешь? Помнишь, за что ты мне там должен? То-то же.
Как только мобильный снова оказался в кармане, Мэд толкнул дверь номера и едва ли не поклоном пропустил Самайн первой.
- Оплату за помощь потерявшим силушки вампирам беру завтраком. И не в макдональдсе, как в прошлый раз.

Отредактировано Матиас Скарсгард (12-01-2019 23:33:06)

+1

8

-Каблуком? Не смеши, милый, для тебя у меня только шпоры, - иронично отозвалась блондинка, прикусив нижнюю губу, наблюдая за Скарсгардом. Какая мимика, какие движения, какой голос, с ума сойти просто... Не зря я тебя выбрала, дорогой. В ответ на его просьбу заткнуться, Сэм лишь состроила гримасу, так и не выпуская свою губу из плена белоснежных ровных зубов.
Смена эмоции, клокочущая злоба на обидчиков, лишивших её сил. И реакция Матиаса. Да, похоже, срывать свой гнев на нем было далеко не лучшей идеей, в ее-то состоянии.
Она и забыла, как это бывает.
Выбитый воздух из легких. Расширенные зрачки от страха, вызванного внезапностью его поступка и внезапностью собственных ощущений. Боль от удара лопатками и головой о стену. Не сильная, но неприятная. Она стала хватать воздух ртом, пытаясь вдохнуть, но и этот путь он ей отрезал, тонкими пальцами сжимая её горло. Мда, Боне, ты сейчас как никогда походишь на фарфоровую куклу в руках ребенка-психопата.
Её глаза с ненавистью буравили лицо Мэда, все еще полыхая пламенем гнева. Она была сейчас слабой, но не сломленной. Ему никогда не подчинить её. Никому. Она лишь одной фразой породила в нем сейчас бешеного пса, готового укусить любую руку, и после этого он будет утверждать, что не является ее собственностью? Наивный... Будучи не в состоянии нормально говорить, Самайн хотела ответить ему ментально, но и здесь ее ожидал подвох. Они что, еще и какую-то антимагическую метку на меня поставили? Ох, с какой же нежностью я буду показывать вам ваши же органы и части тела....
Прикосновение мужчины всколыхнуло в Самайн совершенно иное ощущение. По закону жанра она должна была попытаться схватить наглеца зубами, дернуться, но вместо этого почувствовала...возбуждение, что разрядом прошило ее тело, и заставило зрачки светлых глаз чуть расшириться вновь. Такое живое и человеческое, трепетное, позабытое ее организмом уже давно. Непривычно. Интересно, заметил ли он?
Всего доли секунды и неоконченный вопрос послужили поводом для очередной смены эмоции. Он отпустил её, думая, что Самайн сдалась, она же с размаху познакомила его пах со своим коленом - уж на это ее сил точно хватит. Получив послабление доминирующего режима, девушка ссутулилась, опираясь ладонью о стену и прокашливаясь, возвращая себе нормальное дыхание.
-Блять, как я р-р-рррад, что ты сейчас не вампир, - гортанно рыча ответил Матиас, все еще морщась и приходя в себя от удара. Ослабленный, но не сломленный. Что тут же доказывает, распрямляясь и вплотную подходя к Боне, хрипя ей на ухо, забираясь своим голосом в дыру, где должна находиться ее душа, заполняя оную, задевая струны человеческих нервов и щекоча воображение. Ну как, как можно было не верить его обещаниям? Самайн с готовностью кивнула, пока пальцы ее правой руки добела впивались в стену.
Он отошел от нее, принимаясь набирать телефонный номер, она же, выдохнув, наконец, отлипает от стены, но лишь затем, чтобы оказаться "под крылом" у оборотня, чьи руки на этот раз нежны и ласковы, словно пробить дыру в стене женским телом минуту назад хотел вовсе не он. В этом весь Мэд, однако, надо отдать ему должное, его план сработал - Боне успокоилась.
Ему почти удалось вывести Самайн из номера отеля, но девушка вовремя вспомнила, что все еще одета в белый махровый халат и отельные тапочки. В последний момент она вывернулась из-под его руки, ныряя обратно в комнату.
-Ты что, позволишь мне выйти в таком виде? Извини, но я не готова быть твоей некрасивой подружкой. И захлопни дверь, если не хочешь, чтобы сюда слетелось пол-отеля для того, чтобы поглазеть на бесплатный стриптиз, - попросила она, на ходу скидывая с себя халат. Небольшой дорожный чемоданчик, хвала богам, никуда не делся, и как минимум, запасной комплект нижнего белья и сменная одежда там присутствовали. Туфли, благо, тоже отыскались в районе кровати. Через несколько минут, переодевшаяся в красные клетчатые брюки и простой черный топ, Боне была готова к выходу, не забыв захватить и свой смартфон. Управление чемоданом было передано в руки Скарсгарда, а глаза девушки закрывали солнечные очки с алыми стеклами в бронзовой оправе - видеть ее подглазины дозволялось только Матиасу.
Парочка, наконец, покинула злополучный номер отеля, сдавать ключи и контактировать с персоналом Боне избегала, предпочитая поспешно ретироваться из отеля, пока не начали задаваться лишние вопросы. Лишь бы ребята не стали поднимать записи с камер видеонаблюдения в коридорах в попытках выяснить куда подевались их сотрудники. Все их дороги вели в 413 номер, и были в один конец.
-Тебя что, в ресторан сводить? - усмехнулась Самайн, закатывая глаза, наконец, удосуживаясь ответить на требование любовника. -Фуа-гра или лобстеры с шампанским? Может, все же обойдемся пачкой элитного собачьего корма супер-премиум класса? - со смешком уточнила девушка, впрочем тут же выставляя ладони вперед в сдающемся жесте. Взгляд Мэда явственно говорил о том, что еще одно слово с ее губ - и он припечатает ее уже намертво. -Вот вернем мне силы, и тогда все что угодно, душа моя, - умаслила его Самайн, целуя в щеку и щурясь от солнечного света.
Мотоцикл. Чудовищно пагубный для одежды и прически транспорт, лишенный изящества, да еще и излишне заботливый мужчина пихает тебе в руки этот грубый шлем... Пришлось сжав зубы согласиться, когда Мэд недвусмысленно намекнул на возможные последствия аварии для человеческого тельца. Около получаса езды по городу, менее бешеной чем обычно, и мотоцикл Матиаса остановился возле небольшого двухэтажного жилого дома, весь первый этаж которого занимала кальянная - даже не нужно быть вампиром, чтобы за километр почувствовать эту приторную мыльную смесь из табачных ароматизаторов.
-Приехали, слезай, детка.

0


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » « ... этот придурок сказал, что его глаза здесь - самые красивые»