Anything in here will be replaced on browsers that support the canvas element

Запределье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » "Alis Mirabile" || Коннор Аллье и Ивен Миллер


"Alis Mirabile" || Коннор Аллье и Ивен Миллер

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

float:leftУчастники: Коннор Аллье и Ивен Миллер
Время и место действия: 24 декабря 2005 года и после. Сан-Франциско. Сочельник.
Пролог: прошло несколько месяцев с момента знакомства двух столь разных существ. Габриэль переехал. Ивен получила курьерской доставкой все свои заказанные картины. Однако в Сочельник судьба любит шутить над судьбами смертных и бессмертных, причудливо увязывая их в новые события, которые потом оказывается сложно предсказать. На праздничном рождественском карнавале тёмный нефилим и ангел снова пересеклись, только теперь в новых, куда более серьёзных, условиях.

0

2

[indent] С момента столь неординарного знакомства с некой Ивен Миллер прошло уже несколько месяцев. Надо сказать, что Коннор самую малость досадовал на то, что пришлось покинуть прежнее своё обиталище. Оно было удобным с точки зрения красивого вида с балкона и окон, соседи не отличались любопытством и не возражали, если в квартире Коннора играла музыка. После вынужденного побега ангел передислоцировал свои вещи в рабочий кабинет, а сам основное количество свободного времени проводил в родном мире. Правда, кабинет в клинике не подходил для рисования, ведь заказы на картины продолжали поступать, да и художественным принадлежностям вовсе не место было здесь, так что Коннор подыскал себе новую квартиру - тоже неподалеку от клиники на третьем этаже и с балконом, выходящим на широкую пешеходную улицу. Первым делом ангел защитил жилище от несанкционированных проникновений, расписав дверной косяк невидимыми человеческому взгляду рунами. В квартире было три комнаты, кухня и санузел, наличествовала вся мебель, здесь же был обнаружен большущий стеллаж с книгами. Один недостаток Коннор отметил практически через неделю, как переселился - пешеходная улица была слишком шумной и яркой, особенно во времена проведения различных карнавалов, что для Сан-Франциско никогда не бывало редкостью. Впрочем, и к этому оказалось легко привыкнуть, стоило лишь поменять своё отношение - как оказалось, на местную пёструю толпу всегда интересно смотреть. Во времена праздничных шествий пространства вдоль домов заполнялись зрителями, а балконы этих домов даже сдавались в аренду.
[indent] Сочельник планировался быть как раз таким - масштабным, шумным, весёлым и костюмированным праздником, вовлекающим в себя всех жителей района. В честь Рождества клиника дала своим сотрудникам три выходных дня, а предпраздничная суета включала в себя и беготню по магазинам в поисках подарков. Коннор тоже озаботился этим делом - в конце концов, мисс Бэккет всегда выполняла свои обязанности, слыла милой и обходительной женщиной и даже время от времени угощала психотерапевта домашней выпечкой. Ну и что, что он её так ни разу и не попробовал? Главное ведь желание делать что-то хорошее. Еще была Эмма из бухгалтерии, Джек и Дэвид, диагносты этажом выше, и даже уборщица-еврейка Марьям, которая всегда удивлялась, что в кабинете Коннора ни единой соринки. Была еще девочка по имени Саванна, лет десяти, с которой Коннор познакомился в парке у пруда. Она часто гуляла там, потом выяснилась и причина этого: неблагополучная семья, в которой находиться дольше необходимого Саванна попросту не могла.
[indent] Так что в новой квартире Коннора на журнальном столике стопкой уже были нагромождены упакованные в красивую подарочную бумагу коробки. От масштабного празднования в кругу коллег из клиники ангел отказался, но почему-то подумывал в привычное время сходить в парк: вдруг и сегодня улыбчивая девочка с грустными глазами придет туда, чтобы, сидя на скамье, посчитать круги на воде.
[indent] Но планы изменились в самый последний момент - с первыми звуками тромбонов и барабанов. Так начиналось рождественское шествие. Оно всегда славилось своей масштабностью и красочностью, но сегодня организаторы перещеголяли самих себя. Громкая музыка, цветастые костюмы, мини-фейерверки, бенгальские огни, воздушные змеи и цветы, циркачи и танцоры... В центр с удовольствием тянули и простых зрителей, если кто сам того хотел или неосторожно попался под руку развеселившимся актёрам. Однако наблюдать за всем этим карнавалом было приятно, так что Коннор вышел на балкон, упёрся руками в перила и разглядывал разноцветную толпу, заполонившую улицу. И конца-края не видно было этой "реке".

+1

3

Картины для бара Ивен получила не лично от Коннора Аллье, художника, а от курьера, которого тот прислал в один из вечеров. До этого момента и после него нефилим не так много вспоминала об этом мужчине, хотя и, признаться, куда чаще, чем о ком-либо более близком. И причин тому было несколько: во-первых, этот неожиданный побег без последующей встречи, во-вторых, та записка, оставленная, несомненно, для неё - более странного текста Ив уже давно не читала. Она понятия не имела, кто такая Джейла и почему не нужно к ней протягивать свои загребущие ручонки, однако Ивен чётко решила - уж если она встретит эту женщину, то обязательно к ней пристанет. Всё потому, что Коннору не стоило именно о ней писать в послании. Никто не мешал ему ограничиться фразой: "Видеть твоё великолепное лицо не хочу. Не ищи меня". А он в итоге отделался непонятной фразой о совершенно незнакомом человеке.
В итоге Ив так и не узнала, куда пропал Коннор и увидит ли она его ещё. В какой-то момент и мысли о нём стали приходить всё реже и реже, потому что было полно дел, которые требовали сосредоточенности и полного участия нефилима. В общем, постепенно он отодвигался на второй план, хотя однажды Ивен думала сходить на свидание с его менеджером, дабы узнать, как там поживает её отныне обожаемый художник. Нет, правда, его картины прекрасно вписались в общую атмосферу бара. Гости оценили новые детали в виде урбанистических пейзажей и теперь с восхищением разглядывали стены. Триш так вообще была на седьмом небе от счастья, утверждая, что давно не видела такой красоты, вышедшей из-под кисти современного художника. Она в целом, кстати, понимала в живописи куда лучше Ивен и потому не стеснялась сравнивать работы Коннора с работами известных творческих личностей.
А дальше всяких разговор и раздумий дело так и не ушло. Нефилим не успевала делать несколько дел одновременно - только когда действительно требовала ситуация и не оставалось выхода. А так как на мужчинах она в принципе сосредотачивала самый минимум своего внимания, то и Коннора вскоре отодвинула в сторонку.

Всё изменилось в Сочельник. На одной из улиц Сан-Франциско организовали праздничный карнавал, на который Ивен попала совершенно случайно - возвращалась от родственников клиента, который ожидал слушания дела за решёткой и которому вызвалась помогать нефилим. Увиденное празднество, впрочем, не вызвало каких-либо положительных эмоций и не воскресило в тёмной душе рождественского настроения. В отличие от многих простых людей, которые часто делают этот праздник для своих детей особенным, отец Ивен лишь первые лет шесть жизни своей жизни делал вид, будто до подобных людских заморочек ему есть дело. А со временем перестал вообще делать акцент на конкретном дне и дарил подарки тогда, когда Ив сама попросит или когда внезапно захочется чем-то порадовать свою тёмную малышку. Поэтому отношение к Рождеству у нефилима было весьма двоякое: есть и ладно - нет и так нормально. Обычно такие праздники она предпочитала или пропускать вовсе, оставаясь дома, или зависала в клубе, что как правило заканчивалось не без последствий, но тем не менее. Что до подарков, то Ив никогда и никому их не дарила именно в честь праздника: не думала, что это нужно, да и некому особенно. Если только к Триш подмазаться, но она-то осведомлена, что её партнёр по бизнесу особа довольно спонтанная и дарит подарки вне зависимости от того, какое число на календаре.
В общем, для Ивен это был обычный рабочий день, а наличие карнавала оказалось неожиданностью, празднеством для простых смертных, на котором ей нет места. Но тем не менее она невольно остановилась среди собравшейся толпы, чтобы тоже посмотреть, как веселится народ. Здесь оказалось многих таких же зевак вроде неё, и некоторые постепенно не выдерживали и тоже вливались в общее торжество. Ивен наоборот отошла как можно дальше и спрятала одну замёрзшую руку в карман пальто, второй же поднимая ворот, чтобы укрыть шею от ветра, и почему-то улыбнулась, сопроводив взглядом очередной взвившийся в небо фейерверк.

+1

4

[indent] Погрузиться в свои мысли и отрешиться от остального мира в таких условиях было всё равно невозможно. Даже если ты не хочешь участвовать в карнавале, ты в любом случае в нём участвуешь - хотя бы в качестве случайного слушателя. А если захочешь заняться какими-то своими делами, не обращая внимания на шум и музыку, доносящиеся со стороны улицы, то увы, тебе не помогут даже наглухо запертые окна и двери. Так и Коннор не тешил себя надеждами, что удастся сосредоточиться на более важных делах. Даже рисование отошло на второй план. Рождественское шествие - это было эпическое празднество всего квартала, тут уж никак нельзя остаться не у дел. Коннор выбрался на балкон и с высоты третьего этажа наблюдал за тем, как кажущаяся живой рекой улица бурлила, взрывалась яркими красками и зажигательной музыкой.
[indent] "Пожалуй, надо будет как-нибудь нарисовать нечто подобное, - прикинул он. Нет, он по-прежнему не брался за изображение живых существ, людей в том числе, считая себя некомпетентным в столь деликатных для художника темах. Однако образ карнавала можно создать и без отображения анатомических подробностей. - Очередной урбанистический пейзаж в весёлых красках, показывающий, что город - это не только дома и знаменитый мост".
[indent] Помимо тех, кто находился непосредственно в самом шествии, были и зрители. И среди них Коннор узнавал знакомые лица - соседи, коллеги, просто прохожие, с которыми уже однажды сводила судьба. Все были поглощены зрелищем и заодно подхвачены всеобщим настроением праздника - веселились, смеялись и танцевали, поздравляли друг друга с Рождеством. В общем, такой день, когда разные люди внезапно объединяются в одно целое, когда нет места каким-то негативным эмоциям и неблаговидным поступкам. На это Коннору тоже нравилось смотреть, только он не мог взять в толк, почему смертные не способны поддерживать подобные отношения друг с другом всегда, а не только по большим праздникам.

[indent] Однако ангел ошибался. И в этот светлый день было место для тёмных дел. Причем направлены они были против такой же тёмной особы, к тому же ещё и знакомой Коннору по рабочим (и не только) моментам. Правда, он не видел её, устремив взгляд в противоположную сторону и заинтересовавшись длинным китайским драконом, которому в голову вмонтировали мини-установки для пускания огня. Дракон извивался всем своим змеиным телом, под которым пряталось два десятка местных китайцев, и периодически выпускал из пасти языки пламени, чем вызывал у зрителей неописуемый восторг.
[indent] Зато Ивен видели другие участники карнавала. Казалось, что они вообще специально прибыли сюда именно ради нефилима, ибо не обращали особого внимания на представления вокруг, зато не упускали из виду интересующий объект. Уличный шум был им только на руку. Эйфория, передающаяся от одного человека к другому и не позволяющая им обращать внимание на что-то помимо выступлений, тоже. Они подбирались к Ивен Миллер со спины, проталкиваясь через плотную толпу, и это тоже было на руку - масса людей, которым нет никакого дела до того, что и где происходит. А может быть, те и вовсе их не видели - такова уж особенность нефилимской природы. Из рукава одного охотника выскользнуло слегка изогнутое лезвие, светящееся будто светом самих звёзд. И как только сумеречная троица добралась до нужной особы, как этот клинок совершил движение по дуге с небольшой амплитудой и воткнулся Ивен меж рёбер со спины с такой силой, словно хотел достать до грудины. Захотела бы женщина закричать или отбиться - вряд ли кто бы услышал в таком шуме, а толпа почти моментально сомкнулась, отмежёвывая Ивен от её палачей и давая ей буквально секунды на раздумья.

+1

5

Фейерверки и огнедышащий дракон завораживали. Стоя в толпе и глядя то на небо, окрашенное синими, жёлтыми, красными и зелёными огоньками, собравшимися в форму будто бы распускающегося цветка, то на подвижного дракона китайского вида, который шёл, извиваясь, будто юркая змея, Ивен думала о том, что день в общем-то выдался недурным, а сделать его плохим уже ничто не сможет после такого грандиозного шоу. Но тут и она ошибалась. Наверное, ни одному тёмному существу не стоит расслабляться даже на минуту, когда он находится в толпе незнакомых ему личностей. Наверное, вообще не стоило задерживаться здесь и идти на поводу слишком весёлых и беззаботных людишек, которые и знать не знают о существовании других рас, помимо своей.
Не представилось случая погадать, почему всё так случилось. В какой-то момент Ивен подняла глаза на жилое здание, напротив которого стояла, и увидела кого-то знакомого. Однако одновременно с этим последовала невыносимая боль, разом пронзившая всё тело. Удар пришёлся со спины, и нападавших Ив даже не видела. Тихо вскрикнув, она пошатнулась, но толпа резко стиснула её, не давая упасть, а потом отделила от последующих возможных нападений. Думать было абсолютно некогда, и при этом время будто остановилось: воображаемые песчинки медленно падали вниз одна за другой, предвещая скорый конец, а Ив всё ещё смотрела на балкон, и мысль, появившаяся в этот миг, стала для неё единственной и, как она понадеялась, спасительной.
Для преодоления такой дикой, нестерпимой боли, от которой хотелось завыть, нужно было сделать очень много усилий над собой. Ивен, казалось, вечность боролась с самой собой. Она чувствовала жжение в спине, растекающееся по всему телу, словно кислота, и могла лишь сделать моментальный вывод о том, что получила удар клинком серафимов. Но дальше мысли не ушли. Их хоть и было сотни и каждая рвалась наружу в виде громкого крика, тем не менее одна главная оставалась.
"Коннор..."
Стиснув зубы, она в который раз устремила взгляд на нужный ей балкон, сосредоточилась, моргнула и, вот, оказалась ровно на том месте, где какие-то мгновения назад стоял её старый знакомый. Впрочем, там же Ив в следующую секунду уронила из рук свою сумку, которую ранее держала на предплечье, потом упёрлась в стекло ладонями и резко опустилась на колени, чудом не упав на спину.
Ругнувшись про себя, она застонала, но всё так же тихо. Потом осознала, что глаза заволокло от боли слезами, которые потихоньку скатываются по щекам в виде тоненьких струек. Теперь невыносимое жжение перешло к груди, и Ив едва не срывала пуговицы с лёгкого пальто, только чтоб приложить руку к груди и набрать побольше воздуха. В этот момент она наконец-то заметила, что Коннора здесь уже нет. Даже более того - она подумала, что он вообще ей привиделся, когда всё обернулось против неё. Правда почему именно он? Думать о таких мелочах сейчас явно неподходящее время.
Ивен нуждалась в срочной помощи, хоть медицинской, хоть магической, вот только пока она сама не понимала, что предпринять. В такие моменты, как сейчас, мысли едва ли походили на обычные, скорее, они приобретали форму инстинктов. Например, инстинкт самозащиты или инстинкт к  выживанию любой ценой. Поэтому Ив снова собрала силы и подняла голову. В следующую секунду плавно махнула рукой в сторону балконной двери, и та поддалась - тихонько открылась. Ивен, однако, не знала, как она теперь сможет встать, потому попросту поползла через порог, преодолела его и двинулась в ближайшую к ней комнату, где царил полумрак. Там нащупала рукой стену, потом тумбочку или что-то вроде того на ощупь и попыталась использовать предмет в качестве опоры, чтобы встать на ноги. Непонятно, отчего ей так хотелось встать. На деле ноги её абсолютно не слушались и любая поза сейчас приносила жуткие страдания. В любом случае, её попытка не увенчалась успехом, и тогда нефилим прислонилась боком к стене, заняв какое-никакое сидячее положение и на долгие секунды провалилась в прострацию.

+1

6

[indent] Действительно в тот момент, когда Ивен телепортировалась на балкон новой квартиры своего старого знакомого, его уже там не наблюдалось. Отвлёк телефонный звонок, так что пришлось уйти вглубь комнаты в поисках мобильного. Разговор занял около получаса минимум, притом что Коннор не испытывал необходимости в разговорах в общем и по телефону в частности, однако мисс Бэккет считала своим долгом обзвонить всех "хороших и вызывающих искреннюю симпатию сотрудников клиники" и поздравить их с наступающим праздником. Коннор, конечно же, тоже в ответ пожелал всех благ и приятных выходных, после чего думал, что женщина попрощается и отключится, но нет. Она начала еще что-то рассказывать, о каких-то своих родственниках, подарках и рождественской ёлке, там уже ангел практически не вникал, довольно быстро потеряв нить разговора. Спасением от коллеги стал стук в дверь, так что Коннор извинился перед мисс Бэккет и, наконец, оторвал трубку от уха. Зато теперь  предстояло выяснить, кого принесло на порог в Сочельник. У смертных целая куча разнообразных ритуалов на праздники, так что тут и гадать не представлялось возможным.
[indent] Однако оказалось, что посетителями были не подвыпившие горожане, не дети, собирающие мелочь и сладости в честь Сочельника, не костюмированные сборщики средств на очередное мероприятие, а троица незнакомых мужчин.
[indent] - Чем могу помочь? - поначалу Коннор насторожился, а потом неожиданно выяснил для себя, что все трое - светлые нефилимы, которые даже не считали нужным скрывать ауру. Зато они не знали, кто стоит перед ним, так что явили себя, полагая, что говорят с простым человеком.
[indent] - Мы ищем девушку. Вот такого роста, тёмные волосы, красивая, эффектная. У неё со здоровьем проблемы, мы переживаем, что с ней могло что-то приключиться, - первый гость начал на ходу импровизировать. Впрочем, его речь лилась плавно, вряд ли кто бы заподозрил его во лжи, вот только Коннор умел отличать ложь от истины и сейчас видел, что во всех этих словах правда лишь в описании девушки. Однако что он мог ответить? Не видел никакую девушку, никто к нему в дверь не стучался и за помощью не обращался. Так что оставалось лишь развести руками и пожелать троице удачи в поисках.
[indent] Несмотря на то, что они были светлыми, что-то Коннору в них не нравилось. Их аура была словно подрагивающей, будто к светлой цели идут тёмными путями. Да еще и руны, охранительной вязью начертанные на дверном косяке, слабо засветились. Нефилимы не видели эти знаки, но ощутили их действие: отваживать тех, у кого плохие помыслы. И без приглашения Коннора переступить этот порог тоже не мог никто. Мужчины почувствовали непреодолимое желание идти дальше, искать свою жертву в других квартирах, а Коннор, вернувшись к себе и заперев дверь, еще несколько минут размышлял, пытаясь понять, что его могло в охотниках так насторожить. Неспешно он прошел в зал и остановился. Дверь на балкон была открыла, а по стеклу стекали тонкие тёмно-красные ручейки. Коннор подошел на несколько шагов ближе, перевёл взгляд на пол, обнаружил там тоже следы крови, уводящие в темноту спальни. А там, остановившись на пороге, практически потерял дар речи, когда увидел сидевшую на полу, прислонившуюся к стене Ивен. То, что она без сознания, было ясно и так.
[indent] "Значит, они искали её, а я, сам того не зная, солгал им", - Коннор на несколько секунд зажмурился. - "Что делать с ней? Отдать её в руки охотникам? Но почему они мне показались такими странными?"
[indent] Он решил обдумать это позже, так как первоначально требовалось понять, что не так с Ивен, откуда у неё кровь и как ей в этом помочь. Беглый осмотр показал, что рана находится на спине и уходит довольно глубоко внутрь. Здесь требовалось первым делом остановить кровотечение. Коннор быстро проверил наличие пульса и дыхания, после чего решил, что Ивен нужно срочно транспортировать в больницу. Вылечить девушку самостоятельно он не рисковал, опасаясь сделать ещё хуже. Нет, доподлинно он не был уверен, что Ивен - одна из тёмных, но подозрения на этот счёт были, подозрения обоснованные и обстоятельные и до сих пор ни разу не опровергнутые. Коннор никогда не пробовал использовать свои силы на тёмных и не представлял, как они на них подействуют. Может быть, помогут. А может быть, сделают только хуже. Поэтому он решил для начала Ивен отнести в больницу, а там уже, когда её приведут в стабильное состояние, можно и попытаться. Но сейчас нельзя было терять времени. Подхватив Ивен на руки, он телепортировался в клинику, где работал. Там было хирургическое отделение и всегда была в наличии дежурная бригада. Так что уже через полчаса Ивен оказалась на операционном столе. Надо ли говорить, что с неё сняли все вещи, одежду, украшения, и в том числе кольцо. Коннор остался дожидаться в послеоперационной палате, куда должны были девушку перевезти потом, и через прозрачную пленку пакета разглядывал это самое кольцо, без особого труда идентифицировав его как артефакт.

+1

7

На деле прострация оказалась не такой уж короткой. Когда Ивен очнулась в следующий раз, то поначалу не могла понять, кто она, что с ней и где находится. Затем почувствовала укол, отдалённо услышала чьи-то голоса, а после вновь провалилась в небытие уже чёрт знает на какое количество времени. Таких пробуждений и резких переходов обратно в сон у неё было ещё два, зато когда она в последний раз открыла глаза, то уже надолго. Первым делом Ив увидела всё те же белые стены и солнце за окном, к которому была повёрнута лицом; яркие лучи пробивались через стекло и освещали больничную палату в столь ранний час. Было очень тихо, из посторонних звуков только что-то капало над ухом да птицы за окном словно с ума посходили, устроив где-то рядом конкурс на звание лучшего певца.
Наблюдение за этой картиной походило на просмотр какого-то фильм через тонкую, едва уловимую вуаль - за ней всё было так светло, спокойно, меланхолично и ненатурально, что Ивен ещё долго пыталась понять, видит ли она сон или всё-таки бодрствует. Вскоре, однако, она попыталась вспомнить, как здесь оказалась. Роясь в своей памяти, будто в бесчисленном множестве книжных высоких шкафов с широкими и длинными полками, она всё же выудила нужные воспоминания того дня: Сочельник, улица, карнавал, огнедышащий дракон, фейерверки, люди, а затем резкая боль, моментально принятое решение, Коннор и квартира. Чья квартира? Но нет, это сейчас не играло роли. Она больше сосредоточилась на воспоминаниях о самом моменте удара в спина и буквально сразу это место вновь пронзила боль, из-за чего Ив обречённо застонала. Неприятные картины из прошедшего играли с ней злую шутку, поэтому нефилим в какой-то момент отбросила их в сторону и, не пытаясь лишний раз двигаться, сосредоточилась на прочих ощущениях. Её магический запас тоже иссяк после всего пережитого - всё же тело пострадало, а значит и магические ресурсы тоже почти истощились. Конечно, можно было попробовать что-нибудь сделать и попытаться всё равно использовать магию, но Ивен посчитала это лишней тратой сил. Вместо этого снова углубилась в тот день: она шла с работы, потом на неё напали, после она увидела на балконе Коннора и переместилась туда.
"И почему его? - Немой вопрос так и повис где-то в воздухе, а за ним последовал следующий: - Кто меня сюда принёс? Тоже он?"
Она не была уверена, что видела именно этого человека (назовём его так пока что), и потому не понимала, как оказалась в больнице. Однако и это пока что не являлось самой главной и в принципе проблемой как таковой. Куда важнее, кто на неё напал и зачем. Хотя на второй вопрос оказалось полно всяких ответов.
"Да и на первый тоже".
Ивен постоянно попадала в подобные передряги. Вечно её кто-то хотел убить, помучить - физически и морально, - устроить какое-нибудь испытание или просто доставить лишних проблем или отомстить. К такой участи она давно привыкла, но каждый раз, разумеется, интересовалась, кто теперь пытается стереть её в порошок. Что занимательно, по большей части причины нападения её не волновали: будучи мстительной, злой и постоянно доставляющей проблемы другим, как-то странно спрашивать, почему и за что её хотят убить. В общем, опять Ивен кому-то испортила жизнь.
"Не зря живу, значит", - её устраивал такой расклад.
Не устраивала только боль, а избавиться от неё поскорее она могла лишь в том случае, если переместится домой. Там у неё были зелья, которые восстановят силы и ускорят заживление лучше, чем обычная медицина. В этот момент ей захотелось встать. Правда едва дёрнув плечом, она вновь застонала и одновременно поняла, что идея вышла не самая удачная.
"Телепортация откладывается на неопределённое время. Чтоб вас тут всех..! Поймаю тех говнюков, что меня едва не убили, и четвертую".
Последняя мысль согревала Ивен. Но предстояло ещё как-то выбраться из больницы, вернуться домой, подлатать себя самостоятельно и восстановиться, а это, увы, не представлялось возможным из-за её состояния. Сейчас нефилим была беспомощна и слишком слаба, поэтому чувствовала себя хуже некогда. Она не привыкла находиться в таком положении. Более того, не хотела чувствовать себя так: во власти над своим телом, в частности над здоровьем, она нуждалась больше всего, чтобы ощущать себя в безопасности.
В любом случае, сейчас пострадавшей не оставалось ничего, кроме как попросту ждать прихода врача или медсестры, дабы спросить, как долго она не сможет нормально передвигаться.

+1

8

[indent] Теперь, когда Ивен была без своего артефакта, оставалось только дожидаться, пока её перевезут из операционной в палату, и всё тайное станет явным уже однозначно. Коннор не удивился, когда по открывшейся ауре понял, что девушка - из тёмных. Он этого ожидал и скорее бы удивился обратному результату. И дальнейшие его дествия тоже были вполне ожидаемыми. Хотя, быть может, кто-то другой из светлых - тех же сумеречных охотников - непременно воспользовался бы беспомощностью жертвы, чтобы оборвать её земное существование. Ангел же этого делать не собирался. Он предпочёл в очередной раз выстроить огромную Китайскую стену между собой и Ивен и в очередной раз уйти по-английски. Достаточно того, что он переправил её в больницу и позаботился о том, чтобы девушку подлатали. Сам же прикидывал, как Ивен обнаружила его новое убежище, в котором он и полугода не успел пробыть. Могло ли это быть простое совпадение, что Ив оказалась на балконе именно его квартиры?
[indent] В совпадения как-то не верилось. Но, выходит, теперь снова придётся менять место дислокации, ибо настырная дама наверняка решит повторить свой визит. Или, раз уж она предпочитает вламываться в чужие дома через окна и балконы, то и их придётся осветить рунами, дабы незваные гости не могли нарушить ангельского уединения. Правда, был ещё один нюанс, который Коннору тоже радости не приносил: не слишком уж задумываясь в тот момент о последствиях, он приволок раненую в клинику, где сам работал, а уж об этой стороне своего знакомого Ивен точно не знала. Неужели придётся отказываться и от этого? Что-то слишком многое приходится задвигать ради одной тёмной. Не проще ли её как-либо приструнить?
[indent] "Но в конце концов ей надоест, - рассудил Коннор. Усевшись в мягкое кресло, он смотрел на небо, кусочек которого был видел через открытое окно, - Не думаю, что она из тех, кто будет гоняться за тем, кто убегает. Даже если это и кажется странным. Она из тех женщин, за которыми гоняются. Она нравится смертным. Так что вскоре вся эта канитель ей надоест".
[indent] Так что спешить с выводами ангел не стал. Решил оставить всё, как есть. А если уж Ивен действительно снова заявится на порог его квартиры, тогда придётся с ней потолковать, как светлый с тёмным, и дать однозначно понять, что ей здесь не рады. Или, вернее, ради её же собственной безопасности ей лучше держаться подальше от Коннора Аллье.
[indent] А он еще затратил немного времени, чтобы отмыть стеклянные двери балкона, пол и стену от уже засохшей крови. Педант и аккуратист, он не переносил, когда в месте его обитания что-то было не так. А уж потёки крови - это точно не то, что украшает любой дом.

[indent] Тем временем, в клинике Ивен Миллер приходила в себя. Едва она открыла глаза, как медсестра подошла ближе, проверила показатели аппаратуры и отметила, что практически всё в норме. Затем ввела в установленный винфлон обезболивающее и пояснила:
[indent] - Боль скоро должна пройти, но вставать вам пока еще нельзя. Если захотите в туалет, нажмите кнопку, я приду и помогу вам с судном. Перевязка будет вечером. У вас стоит дренаж, поэтому не переворачивайтесь, пожалуйста, на правый бок. Доктор зайдёт к вам через пятнадцать минут, и вы сможете задать ему все интересующие вас вопросы.
[indent] Затем она ушла, а вскоре действительно пришёл хирург. Он осмотрел повязку, отметил, что всё сухое и чистое, проверил отделяемое по дренажу, после чего уже обратился непосредственно к Ивен:
[indent] - Кушать вам сегодня и завтра нельзя, постарайтесь сегодня не налегать на воду, завтра можно будет уже понемногу пить. Первые дни придётся побыть на жёсткой диете. Садиться в постели можете попытаться через два часа, не раньше. Вставать с кровати - это уже будем смотреть по самочувствию и состоянию раны, но ориентировочно завтра разрешу. Что касается вашей раны. Удар ножом пришёлся в опасной зоне, была травмирована печень и часть ободочной кишки. Вам повезло, что вас так быстро доставили в больницу, ибо в таком случае отсчёт идёт на минуты. Мистер Аллье сам взял на себя обязательства говорить с полицией, так как ваше ранение - дело криминальное, а также уладить всё с вашей страховкой. Так что волноваться вам не о чём, отдыхайте и набирайтесь сил. Если есть какие-то вопросы, пожалуйста, задавайте.

+1

9

Появление медсестры испортило всю тишину, которой Ив наслаждалась, словно самым желанным глотком воздуха. Когда ей было так больно, то лишние звуки только раздражали, мешали спокойно лежать и прислушиваться к собственным ощущениям. Впрочем, какой бы раздражительной она ни была сейчас, но всё же медсестра не просто нервировала, а ещё и делом занималась. Попутно в подробностях объяснила, на какой стороне можно лежать и почему, что делать, если вдруг захочется в туалет, - в общем, всё в таких подробностях, что Ивен окончательно сделала вывод: больницы она терпеть не может; уж лучше поскорее вернуться домой и запить всё это дело зельем. Там хотя бы никто трогать не будет.
"Хотя если те, кто на меня напал, в курсе, кто я такая, то могут знать, где я живу. Нужно будет нарисовать на всех дверях и окнах магические руны, которые предупредят в случае опасности".
Боль действительно вскоре понемногу начала отступать. С медсестрой же Ив говорить не стала, а бросила ей тихое спасибо и дождалась доктора, с которым могла бы поговорить подробнее о том, как она сюда попала и насколько хреновое у неё состояние. Тот, впрочем, тоже предварительно надавал кучу советов, как себя вести после такого серьезного ранения. Потом благословил на изменение позы через два часа, что нефилима порадовало, заодно упомянул Коннора. Тут-то все сомнения развеялись - значит, то действительно была квартира художника и именно его она увидела в тот роковой вечер.
- Мистер Аллье здесь? Я бы хотела поблагодарить его за помощь. Если бы не он, я бы уже... Ну. Вы поняли.
Ив постаралась придать своему голосу как можно больше сентиментальности.
- Нет, к сожалению. Он удостоверился, что с вами всё в порядке, уладил все дела с полицией, страховкой, как я и сказал, потом ушёл, оставив вас в наших руках. Действительно, он добрый человек. Вам очень повезло.
По идее Ив должна была испытывать благодарность за своё спасение. И, пожалуй, она в самом деле чувствовала в закромах своей души подобную эмоцию. Но в то же время разозлилась: притащил её сюда и даже не дождался, когда она придёт в себя. А ведь наверняка догадывался, что Ивен не захочется провести всё время в больнице. Мог бы уж предложить ей помощь, чтобы выписаться отсюда поскорее. Врач заметил противоречивые эмоции на лице женщины, но прежде чем сказать что-либо, нефилим моментально взяла себя в руки и подытожила:
- Да, очень добрый, всегда приходит на помощь, замечательный малый. Спасибо ему.
Лишь у себя в голове она отметила всё сказанное сарказмом.
Любой простой человек в подобной ситуации испытывал бы исключительно благодарность. Но не Ивен. Во-первых, она не человек. Во-вторых, её раздражало, что Коннор, будучи таким для всех добреньким, миленьким зайчиком, избегал её, как чумы.
"Хотя я и есть чума..."
Она посмотрела на свои руки и так и замерла, не сводя глаз с пальцев. Доктор, который всё ещё стоял рядом и что-то записывал, спросил, есть ли у Ивен ещё какие-то вопросы.
- Да... Да... - тихо начала она, - мои вещи. Где они?
Мужчина указал на дальний стул в палате - именно на нём лежало всё, что было в тот вечер при ней. Даже сумка стояла там же, хотя Ив помнила, что где-то её обронила. Наверное, Коннор постарался.
- Когда меня выпишут?
Доктор улыбнулся. Наверное, подобные вопросы часто ему задавали, но почему-то его всё ещё удивляло, насколько все пациенты спешат сразу же сбежать из больницы, едва открыв глаза после серьёзной операции.
- Мисс Миллер, вы были на грани жизни и смерти. Вам сейчас лучше, но вы нуждаетесь в наблюдении. Поэтому не спешите домой. Посмотрим к концу недели, хорошо? А пока - отдыхайте.
Он не стал дожидаться ответа и удачно вышел из палаты, так как теперь Ивен злилась и на доктора, который разговаривал с ней, как с немощной. Может ей и было плохо, но от этой заботы в голосе и медсестры, и хирурга ей хотелось блевать. Всё это сюсюканья для детишек, которым нужно показывать своё внимание. Нефилим в подобном не нуждалась. Она любила притягивать внимание в своём баре, на улицах и везде, где могла показать себя во всей красе. А валяться в койке слабым человеком, которого всё жалеют, - нет уж, не надо в таком виде на неё смотреть и жалеть.
Ну и больше всего бесило, что придётся в этой больнице провести как минимум неделю. А уж судя по ответу врача - и то больше.

Однако за эти дни Ивен о многом успела поразмыслить. О нападавших, о Конноре, о его поступке, о её неожиданном раскрытии - особенно о последнем. Перед операцией с неё сняли все лишние вещи, в том числе кольцо, что скрывало её ауру. В таком же "голом" виде её привезли в палату, и Коннор наверняка заходил сюда с хирургом, чтобы проверить состояние больной. Тогда же он понял, кто именно перед ним, и решил, что выбранная им изначально тактика лучше всего подходит для его ещё не начавшихся отношений с Ивен. А она до сих пор не понимала, кто этот Коннор Аллье. Более того, не знала, зачем он, узнав о её тёмной душонке, мучился с полицейскими, со страховкой и вообще не перерезал ей горло прямо в больнице, пока она без сознания. С чего она взяла, что у него возникло бы желание её убить? Наверное, потому что она, хоть и не зная, к какой расе Коннора можно отнести, всё же понимала, что он светлый. А эти светлые... Их желание убивать тёмных развито на уровне инстинктов. Разве что белые ведьмы подобным не заморачиваются, а вот светлые нефилимы - однозначно.
Почему-то Ив решила, что художник и есть светлый нефилим. Только не такой же прямолинейный, как большинство из них, что именуют себя Сумеречными охотниками. Те попросту убили бы её, избавив мир от лишней черноты. Но не Коннор. Почему?

Пребывание в больницы показалось Ивен вечностью. При выписке оттуда она старалась быть максимально благодарной. Наверное, ей всё же стоило отдать должное хирургу за проделанную работу. Отчасти и благодаря ему она в итоге жива и невредима. Тем не менее уходила она оттуда так быстро, как только могла. А когда подходила к дому, то не выдержала и телепортировалась прямо в квартиру из ближайшего пустого переулка.
Дома её ждала любимая кровать и гора пыли, которую Ив тут же велела убрать тряпке, что сама себя пошла мочить в ближайшей раковине. Потом, пока во всю шла уборка, нашла в шкафу несколько зелий и выставила их в ряд на тумбочке в том порядке, в котором должна была выпить. Пусть она чувствовала себя достаточно хорошо, но всё же лучше перестраховаться и подлатать то, что ещё не успело зажить до конца.
К вечеру Ивен расставила для себя все приоритеты: сначала навестит Коннора, потом в зависимости от итога разговора с ним будет решать оставшиеся проблемы в виде несостоявшегося убийцы или убийц.

Через час Ив была на той самой улице, где всё произошло. Не забыв надеть своё спасительное кольцо, она уставилась на тот балкон, где когда-то увидела художника. Возможно, его в этой квартире уже не будет - опять сбежит, но уже без каких-либо записок. Тем не менее нефилим не стала медлить и вошла в здание как полагается, решив, что перемещаться прямо на балкон не стоит хотя бы по той причине, что Коннор теперь прекрасно осведомлён о её сущности и может среагировать на её заскоки иначе, чем раньше.
Найдя нужную квартиру по расположению окна, она постучала и принялась ждать. Сейчас она чувствовала странно: в тот день, когда она впервые заявилась к художнику, то всё воспринимала, как игру. Теперь же ей было волнительно и непривычно - от игры уже ничего не осталось, а дело приобретало более серьёзный оборот.

+1

10

[indent] Прошло несколько дней, и всё это время Ивен, как порядочная больная, находилась на больничной койке и выполняла все распоряжения врачей. Коннор справлялся о состоянии её здоровья первое время, пока не стало ясно, что критический момент оказался позади и более ни о чём беспокоиться не стоит. Но не думать о ней было сложно, особенно учитывая тот факт, что Коннор каждый день шёл на работу в эту же клинику и каждый день проходил мимо хирургического крыла. Но не беспокойство о здоровье Ивен заставляло ангела замедлять ход у дверей в это отделение. Он-то как раз был уверен, что его тёмная знакомая из того контингента, который выбирается из любой задницы без единой царапины. Правда, в этот раз без царапины не получилось, однако тёмного нефилима не так-то и просто убить. Задуматься Коннора заставлял другой нюанс всего этого дела, которое, по сути, его вообще не касалось и можно было оставить сии проблемы решать Ивен лично. В конце концов, она сама должна была выяснить, кому успела насолить и как этот вопрос решать. Коннор в таких действах участвовать не желал. Как и в дальнейшем вообще видеть Ивен. До сих пор сохранялось эдакое отвращение на уровне инстинктов, когда девушка предстала перед ним без своих защитных чар.
[indent] Было, правда, ещё кое-что. То, что Ивен могло заинтересовать, но с чем Коннор не спешил расставаться, не желая подвергать других опасности. Клинок, которым мисс Миллер была ранена и который остался у Коннора, когда тот выдернул его из спины девушки. Но не всё так просто. На первый взгляд оружие можно было назвать клинком серафимов. Однако ангел, чья сама структура состояла из небесного огня, мог отличить настоящее от подделки. И то, что было в его руках, как вещдок, относилось как раз к последней. Так что сохранялся вопрос, как и для чего кому-то понадобилось делать такое. И ещё на ум приходила та странная троица... В общем, по мнению Коннора, в этой истории не всё было так однозначно, однако соваться не в своё дело он не хотел.
[indent] Его больше никто не тревожил, позволяя продолжить заниматься тем, чем занимался изо дня в день: наблюдать за подопечной, ходить на работу в клинику, проводить консультации в колледжах, брать заказы на картины, правда, с последним стало хуже. Не потому что заказов поубавилось. Потому что, как выяснилось, вдохновение - штука капризная и даже ангелов имеет свойство покидать. А еще Коннор привык гулять по парку, хотя и самую малость досадовал, что его маленькая напарница Саванна больше не приходит. Она была того же возраста, что и Джейла. Но у Джейлы была любящая семья, пусть даже они приняли неверную тактику оберегать девочку от всего сверхъестественного. А вот Саванне с родителями не повезло.
[indent] Коннор как раз вернулся с очередной прогулки, аккуратно повесил на вешалку пальто и разулся, дабы идеально чистые полы оставались такими и дальше. Стоило только пройти в комнату, поставить дипломат на стул и положить собранный букет из пожелтевших листьев на стол, как раздался стук в дверь. Ангел не ожидал именно сегодня увидеть на своём пороге мисс Миллер, однако никакого удивления на его лице не читалось, когда там оказалась именно она. Даже наоборот - он просто открыл пошире дверь, дабы Ивен могла беспрепятственно пройти.
[indent] - Сегодня ты без бутылки, - вяло пошутил он. Появление Ивен было лишь делом времени. Она не из тех, кто будет благодарить за спасение своей жизни, да и не ожидал Коннор ничего подобного. Но подумал, что её сюда привело расследование и поиск нападавших. Мало ли... Коннор в тот день стоял на балконе и мог что-то увидеть. А он ведь и правда мог рассказать Ивен предостаточно, вопрос стоял лишь в том - станет ли помогать тёмной?

+1

11

Чего же хотела Ивен, нанося визит Коннору? Да много чего. Начиная от подробного описания случившегося с ней из уст единственного адекватного свидетеля и заканчивая простым самоудовлетворением при новом визите к давно знакомому, чуточку позабытому, но всё же интересному лицу. Интересному в плане изучения, а не в качестве мужчины, то есть потенциального любовника. Но последнее теперь не находилось у Ив в приоритете. По крайней мере до тех пор, пока она не разберётся со всей это историей покушения и не найдёт исполнителей нападения в Сочельник, которым точно не поздоровится и не повезёт так, как ей.
Тем не менее она осознавала риск прихода к Коннору. Догадывалась, как он теперь будет на неё смотреть, и отчасти поэтому оставила кольцо на пальце, чтобы не создавать лишнюю преграду в тот момент, когда наоборот нужно поговорить и выудить всю важную информацию. Подумывала и о том, что её приход заставит мужчину занять ещё более оборонительную позицию. А может быть даже и хуже - атакующую. И всё же слишком фантазировать на эту тему она не стала: у неё есть дело, у Коннора есть информация, и опять это чисто деловой визит. По крайней мере, на этот раз.
"Сколько у меня уже таких "по крайней мере" накопилось? - Ив постучала в нужную дверь и принялась ждать, раздумывая о том, что ей теперь говорить. - Сразу к делу, без лишней воды".
Дверь открылась и на пороге появился старый знакомый. Ивен непроизвольно улыбнулась на пару мгновений, но в итоге приняла такой же серьёзный вид, как и Коннор. Зайдя внутрь по приглашению, она кивнула, бегло осмотрела видимую часть квартиры, однако не стала сосредотачиваться на этом.
- Сегодня ты без бутылки.
Действительно, на этот раз ей и в голову не пришло что-то взять с собой в виде угощения. Почему-то не вспомнила об этом остатке вежливости - скорее всего, виной тому оказались многочисленные мысли, что донимали Ив уже несколько дней с момента пробуждения после операции и до прихода сюда. Кажется, она даже и поесть забыла сегодня, хотя хотела и о чём вспомнила сейчас, в самый неподходящий момент.
- И сегодня я вхожу, как цивилизованный человек, - через дверь. Времена меняются.
Не решаясь идти куда-то вглубь квартиры да и попросту в этом не видя нужды, Ив продолжила разговор такой же вялой шуткой:
- Я как твоя преданная фанатка - даже случайно нахожу тебя непонятно как и почему, хотя до этого ты весьма странно меня отшил. Судьба - забавная штука, не находишь?
Коннор ещё не успел ответить, а нефилим уже чувствовала некое напряжение в воздухе. Ей не надо было обладать магией, чтобы понять, что художник не сомневался в её скором приходе и к тому же пересмотрел своё к ней отношение. Вот только если у того был повод вести себя иначе, то Ив, к счастью, не могла испытывать сильную неприязнь, не чувствуя ауры. Коннору же достаточно вспомнить те ощущения, что он испытал в больнице, зайдя в палату с раненой, и вот, здравствуйте, отвращение, плевки, перекрещивания, свят-свят и прочее.
- Думаю, ты догадываешься, зачем я пришла, - аккуратно и совсем без привычного высокомерия начала Ивен, - расскажи мне о том вечере. Ты видел нападавших?
Дело первостепенно, а уже потом, пожалуй, можно продолжить с шутками и настырным вниманием. Тем более теперь казалось куда интереснее доставать Коннора - он уже по природе своей скорее всего Ив ненавидел или имел к ней другое чувство, близкое к ненависти, в то время как для неё в конечном итоге не играла роль "стороны" мужчины, потому что она всё ещё не чувствовала его ауру. При этом, разумеется, желание узнать точно, кто такой мистер Аллье, не пропало, а, скорее, на некоторое время потерялось за прочими важными проблемами, которые предстояло решить.

+1

12

[indent] Кажется, она тоже уже догадалась, почему Коннор всячески отваживал её от себя и почему старался сделать всё, чтобы их с Ивен пути больше не пересекались. Странная тёмная попалась ему. Ей бы не лезть на рожон, раз уж поняла, а не понять, кто такой Коннор, было сложно. Ну никто не говорил однозначно идентифицировать его по расе, но уж определить, что он явно из вражеского стана, не составляло особого труда. Однако Ивен упрямо возвращалась, причём наверняка и сама бы не смогла сказать почему. А Коннор продолжал пускать её на порог и открывать перед ней двери и точно так же не мог объяснить, в чём причина.
[indent] В данный момент он предполагал, ради чего Ивен прибыла - её занимала не личность художника, а то, что он мог знать о случившемся с ней. Её интересовали напавшие на неё, и что самое занимательное - только ангел и мог ответить на эти её вопросы, раз уж троица, разыскивающая бедную девушку с проблемами со здоровьем, постучалась именно в его двери. А ещё у него оставалось орудие преступления, и хотя клинок выглядел как типичное оружие светлых нефилимов, Коннор всё никак не мог определиться, что его в нём настораживает.
[indent] Ивен вошла в квартиру, оставив её убранство практически без внимания - в отличие от её первого визита в жилище Коннора, когда она успела пройтись по всем комнатам и сделать свои замечания. Сейчас, уже зная о некоторых особенностях хозяина, девушка не лезла в те вопросы, которые её не касались. Ну и как полагается всем уважающим себя тёмным, собственные проблемы всегда стояли на первом месте и затмевали собою всё остальное. Дальше прихожей Ивен проходить не стала, хотя могла бы. Уж Коннор в этом её точно не ограничивал. На шутку отбилась шуткой, а далее, не дав времени духу перевести, сразу же приступила к делу. Да-да, тот самый деловой подход, знакомый ещё по временам, когда она заказывала картины.
[indent] - Догадываюсь. Видел, - он ответил ровно на то, что спрашивалось. И по каменному выражению его лица можно было понять, что стремление всем помогать не распространяется на тёмных. И всё же, спустя несколько минут, Коннор снова заговорил, - не знаю, что тебе ответить на это. Они показались мне странными. Искали тебя, лгали о причине. А я тогда ещё не знал, что ты влезла ко мне на балкон, и, выходит, солгал сам, сказав, что никого тут нет. Ты удивлена, что тебя пытались убить?
[indent] Видимо, разговор предполагался всё же затянуться, так что Коннор характерным жестом руки пригласил Ивен пройти в зал и устроиться на диване. Эта квартира выгодно отличалась от предыдущей наличием мебели. Ангел выбрал для себя удобное кресло, а Ивен осталось усесться напротив на такой же уютный диван из того же мебельного комплекта.
[indent] - Я не вмешиваюсь в ваши войны с Институтом, - сказал он после. - По всем признакам те, кто пытался тебя убить, были сумеречными охотниками, но кое-что меня всё-таки в них насторожило. Не знаю. Я бы сказал, что не стану тебе помогать в этом, но я уже ввязался и помог, когда перенёс тебя в больницу. Скажи, у тебя есть связи с Институтом? Ты можешь выяснить напрямик у них, кто это был? - пока что о странном и вызывающим подозрения оружии Коннор промолчал. Ивен вряд ли помнит, что клинок оставался торчать в её спине, и уж точно не в курсе, что он был выдернут хозяином этой квартиры. То, что тёмная сумеет выйти на кого-то из Института и выяснить то, что её интересует, Коннор тоже сомневался. А вот сам он мог бы там это узнать. Ангелам в святая святых светлых нефилимов ход всегда открыт. Главное,  чтобы там не узнали, что этот ангел взялся помогать тёмному. Правда, сам Коннор считал, что помогает не столько Ивен, сколько самому Институту, ибо ему казалось важным выяснить происхождение этого клинка и понять, что в нём настораживало ангела.

+1

13

Действительно, в первую очередь её волновали свои проблемы. Причём это было всегда, вне зависимости от того, кто с ней и как остро нуждается в помощи. Ивен - фирменная эгоистка, и думать о чужой участи не по её природе. Когда-то давно отец, жестокий демон, говорил, что нет никого важнее, чем ты сам. В то время, помнится, у Ив возник вопрос: значит ли это, что и она стоит для него не на первом месте? Возможно, тогда-то нефилим в очередной раз осознала, кто её родитель и кто в итоге она. Впитав словно губка все самые эгоистичные уроки, Ив сама не заметила, как стала отражением своего отца по характеру. Пожалуй, их единственное отличие было в том, что Ивен всё же отличалась чуть менее яркой жестокостью, нежели тысячелетний демон.
В общем, хорошо, что Коннор понимал её. Более того, даже не стал переводить тему и сразу же перешёл к делу. Такой подход всегда был ей по душе, и, пожалуй, это одно из качеств, которое она в мужчине успела оценить под знаком плюс. А его художественный талант вообще в подобную таблицу достоинств и недостатков не входил, если что; он был как бы за всем этим разграничением.
- Что же в них было странного?
По идее странностей Коннор наверняка успел насмотреться за свою жизнь. Так что даже удивительно, чем те нападавшие так отличались от многих других, которых и Ив повидала достаточно.
Вопрос о самом покушении заставил её скривиться, а потом улыбнуться уголком губ и с иронией ответить:
- Смеёшься, да? Разумеется, не удивлена.
Она не стала вдаваться в подробности и пересказывать список свои недоброжелателей. А по дороге в комнату добавила, посчитав, что всё же это стоит обозначить сразу:
- Веришь или нет, но я не собиралась тебя втягивать. Да и... Ты ведь понял, что я не специально тогда тебя выискивала?
Ив, конечно, имела врагов в прошлом, но те всегда проявляли себя неожиданно, без предупреждения, что логично, при этом вечно вызывали своего рода негодование - ну не могут, что ли, мстить сразу, по факту, а не спустя какое-то время? Вот сиди потом и вспоминай, кто именно решил всадить нож ей в спину.
Сев на диван, нефилим закинула ногу на ногу и бегло осмотрела комнату: новая квартира явно отличалась меньшим минимализмом чем та, где Ивен побывала раньше. Ей такой интерьер, однако, всё равно близок не был, и тем не менее она пришла сюда не для того, чтобы оценивать дизайн новой квартиры.
- С чего ты взял, что это были именно Сумеречные охотники?
Ив-то знала, почему именно они: в тот вечер она чувствовала ту самую боль, которую не сравнить ни с чем и которую наносит только клинок серафимов. Велика вероятность, что у неё на спине останется шрам. Впрочем, тут ещё нужно будет наведаться к знакомым ведьмам и попросить как-то это исправить, но то мелочи.
- Ты поможешь мне, если покажешь их лица. Ты ведь видел их, правильно? Обменяйся со мной воспоминаниями того вечера.
Для такого всего-то нужен был телесный контакт и частично раскрытие разума с помощью магии. Подобная процедура проста, если ментальные маги заранее договариваются обо всех нюансах.
Выяснить о Сумеречных охотниках наверняка можно у них самих. Вот только близких знакомых оттуда Ив, понятное дело, не могла иметь. В её связях были лишь те, кого изгнали, но они не помогут ей, потому что уже давно отошли от своих Институтов. А вот чтобы, так сказать, свежий светлый нефилим в приятелях - уже сложно.
- Не знаю. Наверное... - Она вздохнула, откидываясь на диване и обдумывая что-то. Наконец после небольшой паузы добавила: - Только разнюхать у кого-то в баре. Знаю там парочку, которые точно Сумеречные охотники, но мне они так просто ничего не выдадут. Так что придётся думать дальше.
Она уже подумывала купить у тех же ведьм изменяющее внешность зелье и попытать счастье в баре под новой личиной. Возможно, только так и удастся найти ответы. Но опять же, это как искать иголку в стоге сена. Ей бы хоть знать, как именно эта иголка выглядит, как её зовут и точно ли она является Сумеречным охотником.

+1

14

[indent] - Что же в них было странного?
[indent] И на этот вопрос Коннор не мог дать чёткого ответа. Он и сам не знал. Так что просто неопределённо пожал плечами и промолчал. А еще ангел не мог лгать, да и не умел этого делать, так что многое предпочитал замалчивать, не считая нужным давать непроверенную информацию тёмной фурии, которая что тут же полетит делать? Правильно, мстить. Не факт, что у неё что-то получится, всё же сумеречные охотники тоже не пальцем деланные. Но если получится, то Коннору не хотелось становиться даже косвенной причиной чьей-то гибели. Для начала, по всей видимости, именно ему предстояло разобраться в происходящем.
[indent] - Интересное совпадение, - уголками губ улыбнулся Коннор. Ему не было особого дела до того, планировала Ивен попасть к нему на балкон или же то была сплошная импровизация. Причины не играли роли, когда уже были налицо результаты. Тем более что в отличие от ангела Ивен не считала зазорным приукрасить, а то и целиком наплести с три короба, и даже глазом бы притом не дёрнула, как истинный тёмный. Так что если прежде Коннор лишь предполагал подобные финты от девушки, то теперь он слушал её, постоянно думая о том, сколько процентов правды в её словах.
[indent] В зале Ивен преобразилась. Стоя на пороге у двери она была похожа на потерявшегося котёнка, который пришёл к первой попавшейся двери, за которой был хоть кто-то живой. Но сейчас из котёнка она стала настоящей кошкой. И даже когда не требовалось играть, она всё равно играла. Наверное, уже и сама этого не замечала. Однако теперь Ивен чувствовала себя едва ли не хозяйкой положения. Эффектная поза, самоуверенный взгляд, вопросы в лоб.
[indent] - С чего ты взял, что это были именно Сумеречные охотники?
[indent] - Они не скрывали ауру и мне она не понравилась, - прямо ответил Коннор. Снова и снова мысленно он возвращался к тому моменту, когда троица, постучавшаяся в дверь, задавала вопросы о потерявшейся девушке. А ангел смотрел на этих мужчин и ощущал какую-то двойственную странность. - Ты ведь понимаешь, что я воспринимаю чужую ауру? - слегка изогнутая бровь и красноречивый взгляд, устремленный на Ивен, давали понять, что Коннор говорил сейчас не только о тех подозрительных сумеречных охотниках, но и о самой девушке. Дабы не оставалось никаких сомнений в том, что он воспринял её тёмную суть там, в больнице, в отсутствие артефакта.
[indent] - Но я не хочу помогать тебе, - без утайки и со своей сногсшибательной прямолинейностью отозвался Коннор. - Я знал, что ты придёшь, и был готов к этому. А ты должна была знать, что я не стану тебе помогать. Тебе не стану, - повторил он, слегка изменив акцент. - Но, наверное, я отчасти подсоблю, пусть и не преследуя такой цели. Нет, своими воспоминаниями я делиться не буду. Ради твоего же блага, - она бы их просто не выдержала и не факт, что у неё бы получилось отсеять нужные и вычленить их среди невероятного масштаба информации, хранящейся там с зари мира. - Я поступлю иначе. Я поговорю с директором Института или кем-то приближённым к нему. Если мои подозрения оправдаются, тогда ты получишь всю информацию, которую хочешь. Если же нет, то... - он снова пожал плечами, - извини, как я уже сказал, в ваши войны с Институтом вмешиваться я не намерен.
[indent] Это было даже не предложение. Коннор просто ставил Ивен в известность в отношении того, что собирался сделать. Если Ивен хотела, то могла согласиться и пойти рядом, пользуясь возможностью получить имена, ничего притом не делая. Наверное, она так и любит больше всего на свете. Если же её озвученный план чем-то не устраивал (что, вероятнее всего, и было), то она могла отказаться от такого шаткого сотрудничества и идти своим путём. В конце концов, обе столь разные дороги к чему-нибудь бы привели. В Институт Коннор собирался отправиться сразу же после разговора с Ивен. Информации у него было достаточно для того, чтобы проверить её в стенах нефилимской alma mater. Если нападавшие были членами Института, то увы, далее Ивен со всем этим придётся разбираться самой. А вот если нет... Тогда разбираться уже предстояло с самозванцами. Правда, Коннор и в этом случае не собирался вмешиваться. Достаточно уже того, что он бы оповестил о таком происшествии. Всё остальное его не касалось.

+1

15

Совпадение действительно оказалось интересным. Словно судьба существует на самом деле и сталкивает лбом определённых личностей, чтобы они вместе оставили в жизнях друг друга какой-то след. Ивен, впрочем, не стала придавать этому особенное значение: ну попался Коннор вовремя и отлично, спас её от верной смерти, как благородный рыцарь, которых она терпеть не может. В любом случае, огромный плюс от столь неожиданной встречи всё-таки был, по крайней мере для эгоистки Ив.
Пришла она сюда за информацией, которой обладал исключительно Коннор. Чувствуя изменения в его расположении, нефилим всё равно не спешила на выход - к неприязненному отношению из-за расы она достаточно привыкла, чтобы в первую очередь не забывать о цели визита. А цель оказывалась предельно проста: разузнать о событиях прошедшего Сочельника, в частности о нападавших. По сути остальное было для неё не так уж и важно, достаточно увидеть лица и запомнить их. Однако Ивен не поняла, откуда Коннор узнал, что то были именно Сумеречные охотники, ведь не все светлые нефилимы подряд спешат служить Институту и искоренять зло.
- Это я уже давно поняла, - так ответила про ауру, догадалась, на что был намёк, и усмехнулась.
Ну и что теперь, страдать? Нет уж. Наоборот, пусть Коннору будет неприятно находиться с ней рядом, в то время как она продолжит докучать, так как не испытывает к нему того самого расового отторжения, если можно так выразиться.
- Но не каждый светлый нефилим обязывает себя служить Институту, учти это.
Склонив голову и раздумывая о чём-то, она снова погрузилась в болезненные воспоминания. По идее, раз она ясно чувствовала клинок серафимов, то те люди в самом деле были Сумеречными охотниками. Вот только с чего вдруг директор одного из Институтов так внезапно решил объявить охоту на Ив? Или ребята случайно проходили мимо, почуяли зло (но как, если на ней было кольцо?) и ударили в спину? Глупо.
- Что могло не понравиться в их ауре? Я уверена, что удар наносили клинком серафимов. Хоть это оружие Сумеречных охотников, но тем не менее я теряюсь в догадках, с чего бы они так резко решили напасть.
А потом Коннор объявил ей бойкот. Точнее, скорее завязал руки и заклеил рот скотчем, фигурально выражаясь, чтобы спокойно диктовать свои условия. Предупредил несколько раз, часто повторяя "тебе", что помогать не будет. А в итоге согласился-таки оказать помощь хоть в чём-то, якобы ради собственного расследования. Ив не была против последнего, понимала такое к себе отношение, но хоть убей не могла взять в толк, почему ей должно стать плохо от переданных воспоминаний того дня. В конце концов, она не лезла ему в голову сама, а добровольно просила передать, именно передать ей нужные картины. Для Коннора опасности не было никакой, так как Ив сама бы не полезет в его голову из собственных соображений.
- Можешь и не помогать мне, - тоже сделав акцент на последнем слове, она продолжила, - я хочу знать, как выглядели те люди. Может, я с ними знакома. Ты же маг, верно? - Вопрос, скорее, риторический. - Вот и передай мне "изображение". Я у тебя шариться не буду. Или что тебя смущает? Что такая страшная и тёмная я отравится от твоих светлых воспоминаний? Или не хочешь ко мне прикасаться?
Можно было привести ещё массу вариантов, и для Ив это ознаменовало бы начало очередной игры. Но дело, дело-то не требовало отлагательств.
- Открыто с Институтом я не воюю. Если ты не в курсе, эта вражда не личная, а расовая, и не только между мной и Институтом, а между всеми тёмными и Институтом.
Ив склонила голову набок, будто оценивала принятое без неё решение.
"Слишком осмелел, когда узнал, кто я. Ах, как жаль, что так нелепо раскрылась. Где же тот недоумевающий милашка?"
Она усмехнулась такой решительности и твёрдости убеждений, потом добавила:
- Не будешь мне помогать, но всё же поможешь. Ясно. А ещё говорят, что тёмные хитрят... - разведя руками, Ивен не моргая смотрела на Коннора, будто гадала, отчего он так скрытен и отрешён.
Понятно, она ему не нравится, но тем не менее он тут, с ней, не оставляет произошедший случай безнаказанным, хотя мог бы положить на него всё своё добро из штанов и сказать, что не хочет её увидеть. Видимо, сейчас они оба сейчас ведут себя не так, как привыкли.
- Ладно, поступай по-своему, я посмотрю со стороны.
Всё же на территорию Института ей никак не попасть, а Коннор, кто бы он ни был, обладает подобным разрешением, значит стоит воспользоваться возможностью. В общем, художник оказался очень полезным на деле, и отказываться от его предложения было бы попросту не выгодно для самой Ивен. Пока что он ей пригодится.

+1

16

[indent] Коннор не спешил высказывать свои предположения, ибо прекрасно осознавал, кто находится перед ним. Разве тёмным нужен предлог, чтобы развязать войну со светлыми? Насколько ангел знал, в Сан-Франциско сейчас установился худо-бедный мир, никто никого лишний раз не трогал, и это казалось идеальным решением для всех. Хотя где-нибудь в Вашингтоне или Нью-Йорке, городах покрупнее, наверняка от мира решительно отказывались как одни, так и другие. Здесь же директор Института нефилимов старался придерживаться той политики относительно своих исконных врагов, которая бы не причиняла вреда простым людям. Вдобавок давным-давно принятое правило о том, чтобы сохранять своё существование в тайне, по-прежнему имело силу.
[indent] Ангел не только по этой причине не спешил рассказывать Ивен всё, что знал. Он вообще не любил голословно кого-то обвинять, не имея на то никаких фактических доказательств, а основываясь лишь на своих предположениях. Да и сейчас Коннор сомневался в том, что такие предположения возможны, однако всё-таки решил их проверить. Дабы наверняка, как говорится... Знал он также и то, как поступит, если получит тот или иной ответ. Не знал пока ещё, станет ли вмешиваться в то, что его совершенно не касается. И склонялся к мысли, что нет. Максимум, на что он пойдёт, так это предоставление Ивен той части информации, где говорится о нападавших. И не более того.
[indent] Но сейчас предстояло расставить все точки над "i" и до конца определить приоритеты. Ивен понимала, что Коннор не собирается помогать именно ей. Просто в какой-то момент их интересы совпадают, потому и может тёмная что-то получить от светлого. Безвозмездно. То есть даром.
[indent] - Я не хочу пока что обсуждать то, в чём наверняка не уверен, дабы не вводить тебя в заблуждение и не подтолкнуть на неверные выводы, - сказал он вслух. - Я понимаю, что нападавших ты в покое не оставишь, а я не хочу даже косвенно способствовать ранению или смерти кого-либо из сумеречных охотников. Думаю, ты сама это прекрасно осознаёшь. Я не тебе помогаю. Но давай пока не будем без доказательств никого обвинять и делать выводы. Я сказал: отправлюсь в Институт и переговорю с директором. И в зависимости от этого разговора смогу уже решить, что передать тебе. Но ты должна понимать - если это светлые нефилимы и вообще кто-либо из светлых, я ничего тебе не скажу, - Коннор слегка пожал плечами. Ивен - не дурочка. Она знает, что Коннор с ней сейчас разговаривает вынужденно. Это не тот случай, когда они, не ведая, кто перед ними, обсуждали картины и вели любезные беседы за кружечкой вина. Сейчас всё изменилось. Ивен раскрылась. А даже если сейчас Коннор не ощущал её ауры, он помнил её по тому моменту, когда эта аура оказалась обнажена. Маски рухнули.
[indent] - Я не шучу: ради твоего же блага тебе не стоит видеть мои воспоминания, - спокойно подтвердил Коннор, хотя все эти предположения Ивен были высказаны с изрядной толикой сарказма. - Ты действительно... отравишься. Придётся тебе поверить мне на слово. Ну и последнее предположение тоже верно. Частично. Не хочу, чтобы ко мне кто-либо прикасался, - Коннор говорил не о телесном контакте. Телесные его не стращали и в психотерапевтической практике бывали систематически. Он не хотел, чтобы кто-то прикасался к его сознанию. Даже с его собственного согласия. Даже если бы степень внедрения контролировал он сам. - Я не хитрю. Я пока ещё сам не совсем понимаю, что происходит и что мне стоит делать: отрешённо наблюдать или встать на одну из сторон.
[indent] Разрешение поступать по-своему было воспринято со снисходительной улыбкой. Коннор всегда поступал по-своему и редко когда вообще воспринимал чужое мнение, хотя вполне допускал его существование. Слушать же тёмную вообще было бы верхом глупости. Они ведь врут так же легко, как дышат. Нет им веры даже в мелочах.
[indent] - Подождешь здесь или у себя дома? - Коннор поднялся. Зачем терять время, когда можно выяснить то, что интересует, прямо здесь и сейчас? Его убежище не представляло для самого ангела особенной цели, так что он позволял Ивен остаться здесь, если она пожелает. Но прежде, чем отправляться в Институт, требовалось кое-что забрать. Так что Коннор прошёл в спальню - ту самую, где и была обнаружена раненная Ивен, и взял со тумбы тот самый клинок, после чего вернулся в зал.
[indent] - Запомни: если ты выйдешь, пока меня не будет, из квартиры, то назад зайти не сможешь, - предупредил он девушку, после чего телепортировался прямо с того места, где и стоял.

+1

17

На самом деле Ивен делала неверные выводы как раз из-за того, что Коннор не желал показывать ей очевидное - тот день, когда с ней случилась беда. Раздражало ли это её? Безусловно. Она хмурилась, про себя костерила мужчину на чём свет стоит, следом успокаивала и предлагала дать ему шанс как-то оправдаться. Не понимала только, почему молча не берёт то, что хочет. Точнее, понимала, что не сможет сделать это так просто, но попытаться могла бы, как делала это всегда и с каждым, кто не поступал так, как она того желает. Видимо, внутреннее осознание, что именно сейчас её коварные манипуляции закончатся скандалом, а то и похуже, останавливало, а потом велело выбрать более хитрый путь наименьшего сопротивления. Хочет делать всё сам? На здоровье. Не даёт ответы? И не надо. Не хочет, чтобы она убивала кого-то по её наводке? Все эти светлые как один - добренькие, миленькие и жалостливые.
Она часто смотрела фильмы, где главный герой, желая мести и наконец-то имея возможность отомстить своему врагу, в конце передумывал и с таким пафосом говорил: "Нет, месть не вернёт мне убитых тобой родных. Живи!". Это было так смешно и одновременно чертовски глупо: для Ивен месть так же логична, как выпить воды, когда испытываешь жажду. Конечно, отомстив, время не повернётся вспять и шрам на её спине сам по себе не затянется, однако нападавшие просто получат по заслугам - для неё это достаточный повод, чтобы преследовать обидчиков. Простые люди или светлые, вроде того же Коннора, не понимали, отчего месть для многих тёмных так же сладка, как кусочек торта. И, собственно, понимания нефилим не просила, равно как и стоять рядом с ней во время всех её коварных дел. Всего-то хотела видеть, кто на неё напал, вот и всё.
- Так или иначе, Коннор, ты уже мне помогаешь. Можешь называть это как хочешь, поступать, как тебе угодно, решать, что ничего не скажешь, если это будут светлые нефилимы, но одним своим присутствием здесь и сейчас ты уже оказал мне помощь.
Кажется, она говорила это с каким-то удовольствием. Будто словила мужчину за руку во время преступления, указала на его крупный прокол, а потом благословила за такое поведение поцелуем в лоб.
Тем не менее Коннор оказался неприступен, как гора. С чего-то сделал вывод, что для Ив его воспоминания окажутся губительными. Она и так и эдак пыталась представить, что же случится, но, увы, к какому-то определённому решению не пришла, потому закатила глаза и тихонько выдохнула, после чего поджала губы и кивнула. Опять же, не хочет - не надо. Ей нравилось, что он уже помогает. А хотя бы примерно узнав, кто были те нападавшие - точно ли Сумеречные охотники или кто ещё, - она сама впоследствии решит, как ей поступать. В конце концов, у неё есть идея, как всё выяснить собственными силами.
Но вдруг она улыбнулась после этой фразы:
- ...Не хочу, чтобы ко мне кто-либо прикасался.
- Особенно такая, как я, да?
Это напрашивалось само собой и даже не требовало положительного ответа в подтверждение. И почему-то Ив ещё больше заликовала - надо же, насколько она неприятна. То было понятно и раньше, но теперь прямо кричало. Слепое обожание она терпеть не могла, когда оно затягивалось более, чем на сутки, а вот неприязнь к себе и при этом нахождение рядом - любила. Такая смесь эмоций и поступков отличалась изысканной извращённостью. А такого рода извращения были по ней.
От приятных мыслей отвлекала вся эта история, что с ней приключилась. В частности, стоило решить, как быть Ивен, пока художник разбирается с директором Института и ищет ответы на вопросы, которые сам не понимает.
- Останусь у тебя. Думаю, находиться дома небезопасно.
Да и ей было интересно осмотреть новое жилище старого знакомого. Может, она наконец выяснит, кто такая эта Джейла и есть ли её следы пребывания в этой квартире. Да-да, это имя она не забыла, как и то, что написал Коннор в прощальной записке.
Из соседней комнаты мужчина вышел не с пустыми руками, а с тем самым клинком, от которого всё ещё веяло знакомой энергией.
- Это же тот самый..?
Но её бессовестно прервали, предупредив о последствиях ухода из квартиры, а потом пропали. Ив сжала подлокотник дивана, на который ещё раньше положила руку, и снова нахмурилась. Вот, значит, что скрывал Коннор всё это время и о чём умышленно умалчивал до определённого момента.
"Хитрец проклятый".
Она ещё некоторое время смотрела куда-то перед собой и размышляла о случившемся, но в какой-то момент поднялась с чётким желанием осмотреть квартиру. Зашла в ту самую комнату, откуда художник взял клинок, осмотрела стены и присела рядом с тумбочкой, которую смутно припоминала. Положив на неё руку, она недолго просидела в таком положении, а затем направилась к балкону, ставшим её спасением в своё время, однако выходить туда не стала, а просто смотрела через закрытую дверь на пустующее маленькое помещение, где в принципе неплохо поместился бы небольшой столик и стульчик для приятного времяпровождения по особенным вечерам.

+1

18

[indent] В ответ на её слова Коннор несколько секунд пристально смотрел на Ивен, будто говорить не хотел, а надеялся, что девушка сама догадается, что он хочет ей сказать. Но читать мысли его она не могла, так что пришлось высказать всё-таки свою мысль, своё предостережение.
[indent] - Не давай мне повода не делать и этого, - безо всякой угрозы в голосе проговорил он, однако и никакой привычной любезности от Коннора тоже не исходило. - Напоминая мне, что я якобы тебе помогаю, ты лишь сводишь всё к тому, чтобы я оставил тебя саму разбираться со своими проблемами. В конце концов, - коротко пожал он плечами, - ни твои проблемы с Институтом, ни проблемы Института меня не касаются. Мои стремления в данный момент - жест доброй воли. Которого может и не быть.
[indent] Ему и самому всё это не нравилось. Но в данный момент он свою помощь направлял не целенаправленно на Ивен, а на Институт светлых нефилимов. А Ивен ангельской благодатью задевало, так сказать, по остаточному принципу. Побочный эффект. Если бы вопрос стоял по-другому и помощь требовалась исключительно Ивен, то девушка бы её не получила. От Коннора уж точно. Он не верил, что тёмные могут меняться, обращаться к свету, не верил в наличие у них совести и порядочности, не верил, что к ним можно поворачиваться спиной. Ну и на структурном уровне он попросту не переносил тёмных, таким уж был создан и считал, что для Ивен одна его терпимость по отношению к ней - огромное благо.
[indent] - В особенности, такая как ты, - он не скрывал своего к ней отношения, да Ив и сама всё прекрасно понимала. Для него прикосновения не имели какого-то сакрального смысла, но для тех, кто в том нуждался, ангел пользовался ими, дабы принести в душу спокойствие и умиротворение. Сам же Коннор не испытывал при этом ничего. Но Ивен ошибалась: он не чувствовал к ней неприязни. Подобные человеческие эмоции были за гранью ангельского восприятия, хотя Коннор прекрасно знал, что это такое. Сейчас он не чувствовал к ней ничего, и лишь воспоминания о том эпизоде в больнице вызывали отторжение. Его можно было бы сравнить с отторжением чужеродного органа без подавления агрессивного иммунного ответа. Но когда Ивен надела своё колечко - то самое "подавление" - то отторжение остановилось, сохранив лишь обрывки неприятных воспоминаний.
[indent] - Оставайся, - равнодушно согласился Коннор. Он, наверное, сказал бы то же самое и с тем же выражением лица, если бы Ивен сказала, что собирается сюда переезжать насовсем. А потом, не дав девушке закончить свой вопрос касательно орудия, телепортировался.

[indent] Отсутствовал ангел несколько дольше, нежели изначально предполагал. Разговор с директором Института затянулся, а потом ещё пришлось побеседовать с некоторыми нефилимами. И вот директору Коннор дал взглянуть на кадры из своей памяти.
[indent] Так что, когда спустя два часа ангел снова появился в своей гостинной, за окном уже смеркалось.
[indent] - Ты ещё не ушла? - хмыкнул он, затем уселся на кресло и заговорил, сразу переходя к делу. - Выяснилось то, что это оружие - не клинок нефилимов, а лишь подделка под него, но очень умелая. Клинок зачарован светлой магией, поэтому и смог тебя ранить. От небесного огня ты, наверное, так быстро бы не пришла в себя. Тех, кто тебя искал, в Институте не знают. По моим воспоминаниями они смогли лишь определить, что эта троица охотников не из Сан-Франциско. И, как предположил директор, это вообще, скорей всего, не сумеречные охотники, ибо у тех нет надобности творить поддельные клинки. Теперь же, если ты хочешь увидеть их лица, то... - Коннор замялся, будто колебался, стоит распахивать своё сознание и подсознание навстречу неприятелю, а потом с хитрецой улыбнулся, - мы составили фотороботы и я могу показать полученные результаты, если хочешь. Вышло очень похоже, - он достал смартфон, совершил несколько манипуляций и протянул аппарат Ивен.

+1

19

Ивен развела руками и покачала головой, как бы показывая, что дальше она не станет спорить и повторять в третий раз то, что и так понятно было с самого начала. Конечно, язык чесался говорить об этом постоянно напоминать Коннору, мол такой светлый и добренький, а помогает гадкому нефилиму. Еретик. Извращенец. Садо-мазохист. Любитель бдсм. Да много кто ещё. В общем, то к чему... Насмешки - это лишь маленький грешок, который числился за Ив и который она успешно подавила на некоторое время.
Потом она осталась одна, предварительно ещё раз столкнувшись с изменившимся отношением художника к ней. Подобное она отмечала каждый раз про себя, как только слышала тот или иной ответ. Может, конечно, Ив слегка драматизировала и надумывала, но она искренне верила, что неприятна Коннору. Ей же это, в свою очередь, было очень приятно. Теперь от былой неловкости, капелька которой проскальзывала при приходе сюда, не осталось и следа. Вновь появилась уверенность, точнее, самоуверенность, в себе, властное поведение королевы, которая готова играть в любую игру, лишь бы она сама её придумала, наконец, эта надменная улыбочка, взгляд из-под полуприкрытых век, чуть поджатые губы. В общем, даже жаль, что художнику пришлось уйти, иначе он мог бы долго любоваться Ивен во всей её природной красе.
Впрочем, когда мужчина пропал, а женщина начала расхаживать то по гостиной, то по той комнате, которую помнила из прошлого посещения квартиры, то попеременно раздумывала и о клинке, который увидела и светлую ауру которого почувствовала. Несомненно, её ранили именно тем оружием, что унёс Коннор с собой, но толку от клинка было ноль. По сути Ив даже не смогла бы к нему прикоснуться, не обжигая рук, а считать с него какую-то информацию едва ли получилось бы.
Так что в какой-то момент мысли о клинке тоже отошли на второй план и уступили место мыслям о пресловутой Джейле. Кто она такая? Есть ли её следы в новой квартире Коннора? Ивен обошла всё, осмотрела почти что каждый уголок кристально чистой квартиры, где не было ни соринки (прямо как у неё), но не обнаружила каких-либо доказательств пребывания женщины в этом месте. Стало вдвойне интереснее, да так, что нефилим уже придумывала, как бы выудить эту информацию из этого чистоплотного добренького художника.
"Вот опять. Опять я им интересуюсь. Его девушками, точнее. А я с чего-то решила, что не могу долго испытывать интерес к одной персоне, тем более к такой..."
Куда чаще другие интересовались Ивен, и она охотно в ответ вставляла им палки в колёса или ещё как-то вредила. Вот такой интерес для неё был привычен, он имел свой главный плюс - удовольствие от исполненных прихотей. О Конноре она, однако, ещё недавно забыла, а теперь, увидев его вновь спустя долгое время и получив вполне ощутимую помощь в виде спасения от смерти, чувствовала прилив сил и возобновившееся любопытство.
Когда он вернулся, нефилим успела немного полазить по шкафам, осмотреть принадлежности для рисования, даже одежду пощупать, будто это ответило бы ей на некоторые вопросы. Потом она как раз возвращалась в гостиную и лишь посмотрела в сторону неожиданно появившегося хозяина квартиры.
- Ты ещё не ушла?
- Нет. А ты надеялся, что уйду и не смогу войти обратно?
Она улыбнулась, потом подумала, что даже не заметила, как прошло всё то время, пока художника не было. Почему-то иногда Ивен, вопреки особенностям своего характера, умела занять себя так, чтобы ожидание не раздражало.
Услышав, что клинок серафимов оказался вовсе не оружием светлых нефилимов, а простой подделкой, Ив даже чуточку нахмурилась. Подделки обычно делают кто? Воры. Ну, в большей степени. А если воры - это преступники, то получается ли, что те нападавшие были вовсе не такие светлые, какими могли показаться? Возможно. Нет, даже вероятно. Ив само часто выставляла себя эдакой положительной девушкой, воздушной, лёгкой, светлой, ранимой. А на деле вон кто - взбалмошная женщина-тёмный нефилим на шпильках и с яркой помадой на губах.
- Фотопортрет? - Переспросила она, словно не веря, что услышала именно это. - Ты не ищешь лёгких путей, верно? - Сказано это было с какой-то безысходностью, как будто она ставила Коннору серьёзный диагноз. - Покажи, может всё же узнаю их хотя бы так.
А даже если не узнает, то точно запечатлеет в памяти лица и сможет обращаться к этим воспоминаниям как ей угодно, чего не даёт сделать Коннор со своими, ох уж этот недоверчивый извращенец!

+1

20

[indent] - Нет, даже не подумал о таком исходе, - бегло бросил в ответ Коннор. Он и правда ни на что "не надеялся", как упомянула Ив, просто потому что многие человеческие чувства, эмоции были ему попросту недоступны. И надежда в том числе. Хотя он мог примерно предположить, что оно такое.
[indent] - Довольствуйся тем, что я предлагаю, - тоже хмуро напомнил ангел, и без того считавший, что делает слишком многое для той, которой вообще не место рядом с ним. - Или фотопортрет, или ничего, - конечно, Ивен могла попытаться забрать то, что ей хочется, силой. Вот только она до сих пор не знала, с кем свела её судьба, и серьёзное противостояние с Коннором вряд ли смогла преодолеть. Он же считал, что свой долг уже выполнил: предупредил местный Институт и директора о том, что в Сан-Франциско появились некто, размахивающие подделкой под небесный клинок. Передав Ивен свой телефон с нужными фотографиями, Коннор остался сидеть в кресле, подперев кулаком подбородок и глядя в сторону своей гостьи. На деле же он смотрел как будто сквозь неё, погрузившись в свои раздумья. Только что его снова осенило одной догадкой, хотя опять-таки это всё было не его проблемой, а своё предупреждение он уже заранее вынес. И всё-таки теперь узнать, прав ли он, было делом архиважности.
[indent] - Покажи точно место, куда тебя ударили, - попросил Коннор. На деле ему не требовалось напоминать, он и с первого раза запомнил, откуда вынимал клинок. Спина, на 5-6 сантиметров правее позвоночника и примерно между десятым и одиннадцатым ребром. - И расскажи, при каких условиях это случилось, - хотя и это Коннор тоже мог себе представить. Шумный пёстрый карнавал, колышущаяся под музыку толпа. Танцы, крики, веселье, горячительные напитки, хлопанье петард и фейерверков. Никто ведь и не заметил, как какие-то личности решили воткнуть нож в спину Ивен Миллер, засмотревшейся предположительно на того же зеленого длинного и извилистого дракона, на которого смотрел и сам Коннор. Но никто и не мешал этим личностям вогнать клинок в другое место, более, так сказать, смертельное. - Думаю, что тебя не убить хотели, а... не знаю... Предупредить? Или же... Специально оставили клинок, чтобы ты увидела, что он якобы нефилимский. Ты же вряд ли бы отличила оригинал от подделки. Даже директор Института сомневался. Подделка сделана на совесть, - своё предположение Коннор сразу же и пояснил, - ты стояла спиной к ним, не видела их и перед ними был выбор, куда нанести удар. Они ведь могли ударить в область сердца и тогда наверняка тебя убить. А ударили... Конечно, задели кишку и печень, как мне сказал твой хирург, но это не смертельно для таких, как мы.
[indent] Впрочем, Коннор свои догадки навязывать не собирался. Если у Ивен другое мнение, это её дело. Пока что было выяснено лишь одно: на Ив нападали не те нефелимы, что состоят в местном Институте. И вряд ли это вообще нефилимы, раз уж у них не настоящие небесные клинки, а подделка, пусть и добротная. Институт предупреждён о том, что кто-то действует за их спинами. Ивен получила свою информацию. Больше Коннору нечего было ей сказать, так что он замолчал, выжидающе глядя на неё и тем самым словно говоря: "На этом всё, приём окончен".

+1

21

Всего-то четвёртый раз в жизни виделись, а Коннор уже успел изучить некоторые черты характера Ив - знал, что она так просто не уйдёт, а особенно когда ей предоставляют шанс остаться. Ей было даже как-то обидно, что её действия настолько предсказуемы, но всё же делать нечего. В конце концов, сейчас в самом деле логичнее оказалось оставаться в другом месте, нежели идти домой. Плюс ко всему ответы художника нужны слишком сильно, чтобы так просто от него отстать.
Вновь устроившись на диване, она наигранно смиренно кивнула, когда хмурый собеседник оказался недоволен её собственным ворчанием. Вот только для Ивен собственное неудовольствие казалось понятным: к чему составлять фоторобот подозреваемых в покушении на неё, если можно было за минуту показать их во всей красе такими, какими их видел сам Коннор? В теорию лопнувшей головы от слишком светлых мыслей этого мужчины она, разумеется, не верила, а вот в его простое неудовольствие - вполне. Может он и не хотел помогать тёмному, но уже делал это. А раз делал, то зачем усложнять всё? Помогает и помогает. Как будто проще было составлять с директором Института фотопортреты, а не сделать всё напрямую с Ив, да ещё и быстрее. В общем, светлые явно не ищут лёгких путей, как уже успела заметить вслух женщина.
Взяв в руки телефон и внимательно изучая лица смотрящих с экрана людей (не совсем, но всё же), она чувствовала взгляд Коннора - думал, видимо, что она сильно увлечена делом и ничего не заметит. Но подняв на секунду глаза и ухмыльнувшись, словно намекая о своей догадливости, Ив, впрочем, теперь всерьёз сосредоточилась на лицах мерзавцев. Итак, троица. Один патлатый, второй какой-то мерзкий с широким лицом, третий обычный, ничем не примечательный. Однако как раз последний заставил её слегка склонить голову, хмыкнуть и задуматься на мгновение.
"Вроде видела где-то. Но где?"
Вообще она обладала неплохой памятью, но когда события произошли давным давно, то незначительные знакомства, события, ссоры отодвигались глубоко, хоть и не забывались. Для них Ив часто прибегала к магии и лазила в свои так называемые чертоги разума, чтобы откопать нужное и перетащить вперёд, дабы лучше было видно.
- Что говоришь? - переспросила она, резко подняв голову. - Показать место? - Нахмурилась, непонимающе глядя на Коннора, потом усмехнулась и добавила: - Мне раздеться?
На самом деле Коннор и так прекрасно знал, куда пришёлся удар. Раз у него был клинок, то он его и вытаскивал, значит видел, куда именно его воткнули. Тем не менее Ив развернулась к нему спиной и показала нужное место, при этом, разумеется, раздеваться не стала, а решила обойтись без демонстраций своего обнажённого тела.
- Сочельник, вечер, улица около твоего дома, там празднество, куча народу, большой огнедышащий дракон, фейерверки, музыка, танцы. Я стояла в толпе людей и кто-то нанёс удар сзади, лиц я не разглядела. Потом толпа меня подхватила, я посмотрела на твой дом, увидела тебя на балконе и переместилась. Дальше ты знаешь.
Опять сев лицом к мужчине, она повторно закинула ногу на ногу и внимательно выслушала очередную догадку собеседника. О таком варианте, признаться, Ив не думала. Почему-то казалось, что атакующий попросту понадеялся на удачу и решил, что жертва быстро умрёт от потери крови. В конце концов, Ивен и вправду могла бы умереть, не окажись тогда Коннора рядом, точнее, не переместившись она именно к нему в квартиру.
- Может быть и так, но какой-то странный способ предупреждения, ведь я бы умерла в итоге, если бы не... - Она осеклась, словно её поймали на горяченьком, и тут же добавила другое: - Последнее лицо мне знакомо, только не помню откуда. И насчёт клинка ты, возможно, прав. Где он, кстати? На нём осталась магия?
Подкинуть ей в спину якобы клинок серафимов, чтобы она, очнувшись, пошла мстить целому Институту. В принципе, такой ход событий Ивен действительно бы обеспечила, не зная она, что клинок поддельный. Она бы приложила все силы, чтобы нефилимы из определённого Института переубивали друг друга или же чтобы их обглодали оборотни или покусал до потери крови клан вампиров, куда Ив заманила бы их разными хитрыми способами. В общем, началась бы небольшая война между светлыми и тёмными, которая обязательно закончилась бы плохо для одной из сторон. И всё ради обыкновенной мести.

+1

22

[indent] Высказывая свои предположения, Коннор нарочито подчеркнул, что это всего лишь предположения. Для какой цели преступники нанесли удар клинком, оставалось только гадать. Но какой бы цель ни была - предупреждение или всё же попытка убийства, - для Ивен это не имело особого значения. Возможно, ей следовало выяснить, почему именно её выбрали в качестве жертвы. А возможно опять же - она была лишь случайной тёмной, попавшейся под руку. Ангел не был детективом, не расследовал преступления и не испытывал к этому абсолютно никакой тяги. В который раз он повторил себе, что проблемы Ивен его не касаются. Довольно того, что он по мере своих возможностей и из необходимости оказал ей помощь.
[indent] Да-да, девушка не забыла, благодаря кому всё ещё топтала эту бренную землю. Хотя для неё, наверное, тоже было особенно неприятно оказаться должницей какого-то там неведомого добрячка. Или, что более характерно для тёмных и иже с ними, она восприняла помощь не как досадную неприятность, а как орудие против ангела - ведь он помог ей. Она попользовалась. Она ничего никому не должна. К слову, такой подход полностью устроил бы и Габриэля, ибо он совершенно не хотел больше по каким угодно поводам пересекаться с мисс Миллер.
[indent] - Нет, раздеваться не нужно, - совершенно серьёзно ответил мужчина, сделав вид, что шпилька сарказма пролетела мимо него. - Достаточно указать место, - потом он пояснил, для какой цели ему это было нужно, и на время замолчал, обдумывая известную информацию. По его мнению, всё сводилось как раз к тому, что Ивен не планировали убивать, а планировали либо предупредить, либо напугать. У тёмных настолько широкий круг деятельности, что мадам могла кому угодно перейти дорогу и теперь получала в ответ. - Мне кажется, что ты бы не умерла. Не так быстро, будь это настоящий клинок серафимов. К тому же ты находилась в толпе народу. Вероятность того, что тебя подхватят, оставалась высокой. Если же пытались убить, то... Почему выбрали такое место для удара? И почему оживленную улицу и толпу людей? Но это всего лишь мои мысли, - Коннор пожал плечами, словно говоря, что Ивен вольна думать так, как пожелает. Ведь ангелы тоже могут ошибаться. - Думаю, ты сумеешь извлечь из памяти нужные сведения.
[indent] После этих слов Коннор замолчал и продолжал смотреть на Ивен выжидательно. Ей могло показаться, что он с любопытством или какими-либо ещё чувствами рассматривает её, пока она занята разглядыванием фотороботов, но на деле же он просто ждал, пока она уйдёт. Ему казалось, что больше он ничего в её деле сделать не сможет, он сказал ей всё, что знал, а значит, ей больше нечего делать в его квартире. Не собирается же она здесь оставаться, найдя себе якобы временное новое пристанище?
[indent] - Клинок остался в Институте. Мне он не нужен. Директор сказал, что попытается идентифицировать место, где он был зачарован. И если клинок находился долго у прежнего владельца, то, быть может, удастся отыскать его следы,  - ну и собственно говоря Ивен тот клинок был бы без особой надобности. Она ведь даже не смогла бы к нему прикоснуться без вреда для себя. - Теперь тебе надо идти, - на этот раз Коннор напрямик предложил Ивен покинуть его обитель. Да и сам ангел хотел пойти в парк прогуляться. А оставлять снова здесь Ивен означало в очередной раз начать искать новую квартиру. Эта женщина не должна больше с ним пересекаться. Ради её же блага. Хотя странно желать блага тёмному и полному пороков существу.

+1

23

Что-то Ивен подсказывало, что теперь Коннор был бы не так расстроен, если бы Ив всё же умерла тогда от потери крови. Может, она и надумала себе подобный вариант, но тем не менее он вызывал улыбку, которая никак не сочеталась с темой разговора. Они тут, понимаете ли, об опасности, о покушении, а она улыбается. Впрочем, грустить тоже было не по ней - уж лучше посмеяться опасности и потенциальным убийцам в лицо, так хоть какое-то слово за ней оставят.
Оставалось загадкой, насколько художник прав в своих предположениях насчёт попытки лишь предупредить Ивен, но никак не убивать. Всякое возможно, начиная от убийства, заканчивая простой шуткой. Да-да, и такие шутники были у нефилима в знакомых: среди тёмных бывают разного рода извращенцы, и, как показывает практика, Ив - более или менее безобидный на фантазию вариант, хоть и тоже жестокий, и бессердечный, и достаточно изощрённый.
- Твои вопросы не проясняют ситуацию. Всё ошибаются. Можно и ошибиться, попав кинжалом не в то место, а выбор улицы - это логично, когда хочется затеряться в толпе.
Впрочем, особенно спорить тоже казалось бессмысленным. Каждая догадка имела свои очевидные плюсы и минусы. Однако гадать Ивен до ужаса не любила; точнее, не любила именно в таких ситуациях, когда уж очень нужна полная правдивая картина из уст потенциального вредителя. Теперь ей предстояло как следует покопаться в своей памяти, чтобы наконец-то понять, где же она видела того мужчину, чей потрет наблюдала минутой ранее с телефона.
В самом деле, она не собиралась куда-либо уходить. Вполне неплохо сиделось у Коннора дома; здесь же она могла бы воспользоваться магией и залезть к себе в память, чтобы разобраться с намеченным делом. Тем более её всё же волновал тот клинок - увы, дотронуться до него она действительно не смогла бы, но получше его рассмотреть с расстояния полезно, может, даже удастся понять, чем он отличается от оригинального клинка серафимов. Услышав, впрочем, что оружие осталось в Институте, Ив поморщилась.
- Он бы мне тоже пригодился.
Но понятно, почему Коннор поступил именно так, - не доверял, засранец эдакий. И это после того, как Ив ради него не мечтает использовать пытки для добычи информации! Не ценит её усилий над собой.
- Ты меня выгоняешь? - Вдобавок ко всему, ещё и подобное себе позволял.
Нет, конечно, это его квартира, он тут хозяин, он не обязан помогать и всё такое прочее, но гнать таким образом Ивен - это чистой воды неслыханная наглость! Нефилим довольно уверенно встала, сжав пальцы в кулак, однако в следующую секунду уже во всю улыбалась и прямо-таки лучилась добродушием:
- Что ж, мне и вправду пора. Да, кстати, - она обошла кресло Коннора и встала с одной стороны, чтобы похлопать художника по плечу, а точнее, ласково погладить, приговаривая, - спасибо тебе за всё.
Но в её интонации не было и грамма благодарности, лишь сарказм, издёвка, а этот жест - простая манипуляция, демонстрирующая, что осквернить нечто светлое очень легко и просто.
Ив быстро пропала из поле зрения, словно её здесь и не было, вот только уйти далеко от дома Коннора так и не захотела, а решила, что дожмёт этого странного светлого до самой последней капли, узнает всё, что захочет, ведь другого шанса может попросту не быть. Тем более она никуда не спешила на этот раз - дома делать нечего, с покушением разберётся уже скоро, а вот художник есть здесь и сейчас, так что прямо-таки святое (нет) дело понадоедать ему дальше. Правда на этот раз Ивен решила оставаться в тени, наблюдать издалека некоторое время, чтобы понять, на какую точку можно надавить и когда именно это сделать.

+1

24

[indent] Ангел и не утверждал, что его предположения безоговорочно верны. Он лишь выказывал свои догадки, да и то не испытывал особой заинтересованности, дабы докопаться до истины. Ведь, как уже говорилось, проблемы тёмных его совершенно не волновали. И если он теперь, когда считал свой долг выполненным, выпроваживал Ивен за дверь, то и не думал, что выказывает какое-то негостеприимство. И без того Ивен попользовалась его добротой, как умела. И, вероятнее всего, пользовалась бы и дальше, если б не случай с утраченным артефактом.
[indent] - Клинок тебе без надобности, - повторил вслух Коннор то, что прежде обдумывал. - Оставь его тем, кто в светлой магии понимает больше. Выгоняю? Да, наверное, это так называется. Просто считаю, что сказал тебе всё, что мог, по интересующему тебя поводу, и больше тебе не следует оставаться рядом со мной. Ты знаешь кто я. Не будем испытывать судьбу.
[indent] Коннор и впрямь думал, что Ивен уже до всего докопалась. Она наверняка знала, что он - из светлых. И ангел был уверен, что она уже навскидку пересчитала все его крылья. То бишь знает, что он - из небесного воинства. Хотя те времени остались далеко позади, бывших воинов, как и бывших солдат не бывает. Среди людей находиться было непросто. И Габриэль подумал, что настояло время вернуться на небо, а о судьбе Джейлы он может заботиться и оттуда. Правда, прежде хотелось всё-таки пройтись по парку и повидать маленькую девочку, с которой он частенько беседовал о чём угодно, радуясь этой редкой детской непосредственности.
[indent] Ангел даже и не заметил бы, как ушла Ивен, не реши она похлопать его по плечу. Впрочем, Коннор практически никак на это и не отреагировал. Лишь слегка повернул голову в ту сторону, а после снова устремил взгляд в сторону балкона. Коннор не слышал, чтобы хлопнула входная дверь, зато ощутил незначительные колебания магического фона и догадался, что Ивен ушла иным способом, более удобным и привычным для сверхъестественных существ.

[indent] Спустя полчаса неспешного прогулочного шага по освещённым фонарями улицам Коннор уже сидел на той самой скамье. Конечно, Саванне нечего делать в такое время одной в полутёмном парке. Тут и взрослых редко встретишь, а детям и подавно пора спать в своих кроватках и видеть десятый сон. Но даже понимая, что Саванну придётся прождать до утра, а то и до полудня, Коннор оставался сидеть здесь и наслаждаться звуками ночи. Мысли то и дело возвращались к вчерашнему происшествию. Не потому, что ангелу так уж хотелось вмешаться и помочь, попытаться довести дело до конца. Но было просто интересно, кому и почему понадобилось нападать на Ивен в шумной толпе, подделывать серафимский клинок и после искать девушку на пороге у Коннора. Если бы не руны-обереги, то, должно быть, пришлось как-то иначе объяснять той троице, что им нечего делать в квартире Габриэля.
[indent] - Ещё немного, и я подумаю, что ты меня преследуешь, - не оглядываясь, заметил он. Ивен, впрочем, не так уж сильно старалась скрываться от ангельского взора. Наверное, считала, что в чужой квартире она может отгрести за попытки умничать, а вот парк - место общественное. Хотя от мыслей Коннора укрывалось ещё одно предположение, которое вполне имело шанс оказаться правдой: вдруг Ивен попросту боится оставаться одна, а раз уж этот мужчина ей один раз помог, то наверняка не откажет помочь и ещё раз, если потребуется. - Или ты сейчас скажешь, что тоже любишь прогулки по ночному безмолвному парку, ибо тебя это вдохновляет на творчество или подвиги? Если же я ошибаюсь, и ты пришла сюда не для того, чтобы побыть со мной, то проходи мимо, - на этот раз он повернул голову в сторону девушки и улыбнулся. Ивен могла таиться в темноте сколько ей было угодно, вот только ангелу ночь - не помеха. - Иначе присаживайся.

+1


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » "Alis Mirabile" || Коннор Аллье и Ивен Миллер