Anything in here will be replaced on browsers that support the canvas element

Запределье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запределье » Визовый контроль » Мартин Шнайдер


Мартин Шнайдер

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s1.uploads.ru/dYmBF.jpg

Мартин Шнайдер | Matthew Fox

1. Имя и возраст

Мартин Шнайдер, 36 лет

2. Внешность
https://c.radikal.ru/c24/1803/00/58073900fde6.jpg

Доктор Шнайдер куда лучше подходит на роль личности публичной, чем большинство людей науки. Аккуратные, правильные, но все ж непримечательные черты его лица задают тон всему образу. Во взгляде карих глаз застыло выражение не то интереса, не то насмешки – никогда нельзя знать наверняка. Темные волосы обыкновенно острижены покороче, во избежание лишней возни с ними. Бороды или усов Мартин не носит, но почти не бывает такого, чтобы он бывал чисто выбрит: щетина некоторой давности неизменно красуется на его лице.
При росте около метра восьмидесяти, подкрепленном неизменно статной осанкой, доктор не рискует затеряться в толпе. По сложению он худ и жилист, но хилым его не назвать: все ж проступают под кожей жгуты мышц, методично поддерживаемых в надлежащей форме. На руках отчетливо виден рисунок вен. Манера движения точностью и некоторой отрывистостью отдельных действий намекает на военную выправку, пускай с ней и не связана. Та же участь постигла скупую жестикуляцию.
Одевается Мартин с неизменной педантичностью: что бы на нем сегодня ни было надето, это обязательно сидит идеально, без единой лишней складки. В целом его предпочтения лежат где-то на грани стиля официально-делового с ценниками несколько выше средних. Самым частым элементом остается спортивный пиджак темных тонов.

3. Раса

Человек

4. Профессия, род занятий

Врач-фармаколог, доктор наук

5. Характер

Все можно измерить. Этот простой принцип лег в основу системы бытия нескромного человека с немецкой фамилией. Основной мерой стоимости всего вокруг он логично избрал время. А тратить единственную ценность на вещи сплошь бесполезные было бы весьма глупым ходом. Резче всего это отражается на круге общения: там, где другие на его месте могли бы увидеть полезные связи, доктор лишь смутно различает какие-то серые силуэты. В свободные минуты он ищет общества людей, так или иначе выделяющихся среди прочих в своем роде. Только те, чей взгляд на жизнь выходит далеко за пределы обыкновенных предустановок, могут быть интересны.
Меркантильность. Куда в современном мире без нее? Доктор Шнайдер не из тех, кто может оставить знакомого наедине с его проблемами просто потому, что с него нечего взять взамен, однако дежурную фразу «всегда пожалуйста» в его речи успешно подменяет не терпящее возражений «сочтемся позже». И при надобности он не постесняется напомнить о некоторой былой задолженности. Тут как в сделках с дьяволом: приняв протянутую руку помощи, вы тотчас расписываетесь, что это вам чего-то будет стоить. Притом неизвестно даже, чего и когда. Впрочем, те же правила могут работать в обратную сторону.
Сангвиник по темпераменту, Мартин не считает нужным как-то подгонять себя под стандарты общества. Чувство такта призывает подбирать более аккуратные формулировки или банально пропускать некоторые вещи мимо ушей, однако ж откровенным лицемерием и лицедейством он не мается. В том числе поэтому он редко ладит с людьми выше его по условному рангу и в особенности со своим же начальством.
Внешне доктор Шнайдер почти всегда выглядит одинаково спокойным. Не то, чтобы он был скуп на эмоции, но их проявлениям отведено конкретное место и время, обыкновенно в моменты одиночества или в узком кругу друзей, с лишним оправданием в виде алкоголя в крови. Тело можно и нужно заставить подчиняться разуму во всем – такая философия ему родственна, и очень редко она расходится с реальностью.
Суммарно Мартин изначально создает о себе противоречивое впечатление. Человек огромного кругозора, надежный, общительный, притом без обычной для подобных ему заносчивости. Настойчивый, но не упертый в своих стремлениях, почти лишенный всяких предрассудков и привычки судить людей, особенно за их спинами. Однако на все это бросают тень порой излишняя прямолинейность, меркантильность и в значительной степени эгоизм, какие он и не пытается скрыть. Освобожденный от надобности каждодневно носить маску правильного человека, доктор иногда позволяет себе ехидную улыбку в адрес тех, кто потерялся в своих личинах, гонясь за деньгами, славой или чем-то еще.

6. Биография

Начиналась эта история весьма серо. Не будем задерживаться на раннем детстве Мартина – не было там ничего сверх того, через что проходил каждый. Мать его работала редактором в приличном издательстве, отец же свою жизнь связал с нефтехимией. И несмотря на говорящую в плане национальности фамилию, на троих Шнайдеров наберется от силы капля немецкой крови.
Важнейшую роль в формировании личности так или иначе играют отношения в семье. Тут Мартину в долгосрочной перспективе основательно свезло: он вырос в атмосфере взаимного уважения, где стремление стоило больше результата. С относительно раннего возраста установилось его жизненное кредо: результат – это вопрос времени. Равно как несколько наплевательское отношение к учебе: программу он схватывал на лету, но ни нужды, ни желания знать все от и до, выбиваться в отличники, у него не было.
В школьные годы Шнайдер был завсегдатаем многих компаний, причем зачастую самым младшим в них: в компании сверстников он откровенно скучал. Ярче всего спустя время осталось воспоминание о локальном кружке техноманьяков, которые, казалось, что угодно могли превратить либо в почти-вечный двигатель, либо, путем долгих преобразований – в ракетное топливо. От них Мартин заразился идеей изобретательства, какую пронес сквозь долгие годы, пусть и в измененном виде. Иные сходки по интересам имели и практическое значение: среди тех, кто всерьез вознамерился связать свою жизнь с писательским или актерским ремеслом, он отточил мастерство речи письменной и устной. В общем, его можно было найти где угодно, но не на занятиях.
Выпустился он, однако, с приличными баллами. Оказавшись на перепутье, когда почти все дороги были открыты, Шнайдер в конечном счете поступил на факультет фармакологии, какой в конечном счете, спустя год тоскливого бытия на очной форме, закончил еще за год экстернатом. Это стоило приличного количества сожженных нервных клеток и бессонных ночей, но экономило тучу времени. Дальше была интернатура, стажировка и, наконец – полноценная должность в небольшой клинике. Коллеги поначалу с подозрением относились к слишком уж молодому сотруднику, но со временем признали, что, несмотря на никакой опыт, Мартин точно знает, что он делает.
Примерно с тех времен он начал свои изыскания в области устройства человеческого сознания и влияния на него самых разных препаратов. Полигон нашелся довольно скоро: одна из психиатрических клиник, поддерживавших экспериментальные методики, дала добро на его запрос. Вся эта область была оплетена бесконечными витками колючей проволоки в лице морали и этики, отчего немногие рисковали с ней связываться. Но Мартин шел вперед. Из-под его пера вышло несколько статей, позже ставших подспорьем для монографии, получившей крайне неоднозначную огласку в научном сообществе. Еще позже он написал и со скрипом, но защитил докторскую диссертацию, которая, со слов многих рецензентов, проходила по самому краю дозволенного. Гуманисты отчего-то считали неприемлемым так открыто аппелировать к животной природе человека в вопросах психических отклонений. Но определенную славу доктор Мартин Шнайдер себе сделал. На этом фоне не получили широкой огласки наиболее важные его эксперименты над больными с… особыми условиями содержания.
С ранних лет Мартин проявлял способности к теле- и пирокинезу, но особо о том не распространялся, предпочитая экспериментировать со сверхъестественным в одиночестве. Оставаясь совершенным самоучкой, он не мог раскрыть заложенного в него потенциала, но и не в том была его цель. Доктора интересовала та грань, за которой человеческий мозг перестает работать, как ему положено. А в особенности перспективы манипуляций с ненаучными свойствами сознания вполне научными способами. Потому помимо обыкновенных седативных препаратов в программе лечения наделенных несвойственными нормальному человеку способностями психов начали появляться самые разные психоактивные вещества и родственные им.
Результаты были крайне скудны. Отыскалось несколько комбинаций не самых доступных веществ, ослаблявших контроль субъекта над ненаучными материями, причем с весьма продолжительным эффектом. Эксперименты в диаметрально противоположном направлении стопорились о невозможное количество побочных эффектов. Большинство препаратов, в теории обострявших восприятие сверхъестественного, были потенциально летальны. На том исследование было свернуто. Открытым оставался лишь вопрос, кого могли заинтересовать его итоги.
На просторах Сети отыскалась группа людей, думавших примерно в том же направлении. Техномаги двадцать первого века не делали колдовских телефонов, но пытались хоть как-то повлиять на собственные способности без применения оккультных практик. В этой сфере каждый крошечный шаг был огромным достижением, и труды доктора Шнайдера вызвали неподдельный интерес. Членство в их компании не имело для него особого смысла, однако в подобном обществе не практиковавший толком колдун мог почерпнуть каких-то идей для дальнейших работ.
Ошибочно было бы полагать, будто ничем кроме своих изысканий Мартин не занимался. Все это делалось крайне неспешно, с промежутками в несколько лет между отдельными этапами, в параллель с официальным трудоустройство и всеми сторонними делами. В век Интернета число его связей по всем сферам заметно увеличилось, хоть он толком и не искал их. Да и деньги постепенно преобразовывались в вещи: из спартанской однокомнатной квартиры он съехал в приземистый домик на периферии Лос-Анджелеса, отучился на права и обзавелся приличным транспортом. Кроме всего прочего, он озаботился и вопросом самообороны. Получив лицензию на ношение оружия, доктор последний год регулярно бывает на стрельбищах. Стрелять по мишеням и в человека(ли?) – вещи совершенно разные, но умение стрелять как таковое все равно требуется. А изредка его посещает идея оформить свои навыки в практиках колдовских во что-то внятное.

7. Способности

1. Врачебное дело (высший)
2. Обращение с огнестрельным оружием (низкий)
3. Ментальная магия (низкий)

8. Оружие, артефакты и прочее имущество

Мартин исправно выплачивает государству налоги за дом в один этаж в пригороде и серый седан С-класса. При себе он обыкновенно носит 9-миллиметровый пистолет производства H&K.
К артефактам косвенно можно причислить Схему, пришедшую к нему почтой от единомышленника из далекой Италии. Текстолитовая пластина с игральную карту размером несет на себе только сложный проводящий рисунок с золотыми вставками и слот под плоскую батарейку. Не имея в себе ни грамма магии, она каким-то образом все же усиливает магические способности владельца, позволяя получить чуть больший эффект той же ценой. На практике используется, дабы не мучаться с откатами от самых мелких взаимодействий с колдовскими материями.

9. Прочее

Контакты

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Как узнали о форуме. Если вас пригласил кто-то из участников, напишите его имя, чтобы администрация могла его поблагодарить.
Явился по скромному приглашению Ивен Миллер.

+2

2

0


Вы здесь » Запределье » Визовый контроль » Мартин Шнайдер