Anything in here will be replaced on browsers that support the canvas element

Запределье

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » Чёрная-чёрная ночь†q¤


Чёрная-чёрная ночь†q¤

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Участники: float:right
Ивен Миллер, Лизабет Тревор.

Место и время действия:
Штат Массачусетс, 2016 год.

Пролог:
Не все тёмные маги хорошо относятся к другим тёмным магам. Но чью-то помощь обязательно можно купить, были бы только деньги. А уж насколько помощь окажется своевременной и успешной - покажет время.

+1

2

Иногда мы не знаем, с какой стороны ждать беды, когда ты для всех - лакомый кусочек.
Те, кто был знаком с Ивен достаточно хорошо, рано или поздно предавали её. Думаете, только светлые ненавидят тёмных? Отнюдь. Даже внутри тёмных часто заметная эдакая "гражданская война". В конце концов, конкуренцию никто не отменял и откровенное неуважение к себе подобным не вызывает приятных чувств, а наоборот рождает своего рода тихую, незаметную вражду, которая рано или поздно выливается в прямые действия по уничтожению надоедливого демона, тёмного нефилима, оборотня или вампира. У всех разные методы мести; все умеют убивать по-разному. Кто-то делает это сразу, а кто-то мучает, организуется всё таким образом, чтобы жертва тихонько сходила с ума, теряя остатки жизненных сил. Среди тёмных, стоит заметить, немало извращенцев.

Ивен странно себя чувствовала уже второй день. Непривычная слабость, которая появилась ещё вчера утром, поначалу вопросов не вызывала. Во-первых, нефилим скинула её возникновение в связи со сложным делом, которое только что закрыла, и с последующим празднованием по тому же поводу, которое затянулось на несколько часов. Но на второе утро появились сомнения. Первым делом Ив начала припоминать, что пила тогда и кто ей это наливал. Потом позвонила тому, с кем отмечала, поинтересовалась его самочувствием и, услышав, что тот бодр и весел, а похмелье прошло ещё вчера, убедилась, что дело вовсе не в выпивке. А если ей кто-то подмешал какой-то яд? Скорее всего, её организм с ним уже справился бы самостоятельно, потому как всё, что Ивен пила за последние сутки, которые провела в знакомых стенах, - это кофе и чай из привычной воды.
Проблема всё ещё маячила на горизонте. Нефилим чувствовала себя с каждым часом всё хуже: к общей слабости прибавилась тошнота и лёгкое головокружение, потом периодически темнело в глазах, а тело начало ломить, словно перед серьёзной болезнью. В таком состоянии хотелось лишь лежать и ничего не делать, подобным действием замедляя всякое ухудшение самочувствие. Но вдруг Ивен что-то поняла и почувствовала: это не просто какая-то болезнь или отравление. Здесь кто-то приложил магическую руку. Как она это поняла? Может, уловила какие-то воздействия на свой организм, которые шли к ней тонкой, едва ощущаемой нитью, а может, попросту не придумала иное логическое объяснение своему внезапному ухудшению самочувствия.
Несмотря на то, что силы утекали из неё, словно вода, в неизвестном направлении, она всё же смогла взять телефон и позвонить Триш - совладелице бара "Слепая зона", которая находилась сейчас в Сан-Франциско. Та, подумав немного и попросив подождать, пока она найдёт необходимые сведения, наконец-то посоветовала обратиться к одной женщине, которая живёт как раз недалеко от того места, где последнюю пару недель обитала Ивен. Триш рассказала об агентстве "Джокер", держательница которого сможет подсказать что-то по поводу всей ситуации, а при должной оплате ещё и оказать помощь. Ну, выбора у Ив особенно не было. Возвращаться в Сан-Франциско в таком состоянии она не могла - едва ли выдержала бы дорогу. А доехать на такси к нужному месту в том городе, где она сейчас находится, сподручнее. Тоже не без труда, конечно, но всё же разница в расстояниях очевидна.
Ивен сомневалась, что ей поможет простая ведьма. Ей вообще сложно было доверить собственное здоровье незнакомому человеку, который неизвестно как работает. Только выбора не было: или самой "копаться" в себе и выяснять магические причины, по которым ей так хреново, или делать это совместно с кем-то, что гораздо проще и быстрее. Медлить сейчас, к слову, лучше не стоило, иначе так можно и ласты склеить.

+1

3

День сегодня у нее не задался: с утра все валилось из рук, сбежал кофе, залив и пол, и печку, в ванной перегорела лампа, а любимый кот Лаки ходил за ней по пятам и, вопя благим матом, требовал неизвестно чего. Не будь сама ведьмой, Тревор решила бы, что ее дом посетила нечистая сила.
Убрав кофейную гущу и сменив лампочку, девушка взяла на руки орущего кота и, усевшись на диван в гостиной, положила его на колени и погладила по черной мохнатой голове.
- Лаки, ну ты чего?
Кот сначала было притих, а затем с каким-то остервенением вцепился зубами и когтями хозяйке в руку, оставив на ней глубокие кровавые полосы.
- Ах чтоб тебя, зверина! - Отдернула руку Лиз и непроизвольно ударила кота по ушам пальцами, после чего тот пулей слетел с дивана и забился под него. Пришлось идти обрабатывать руку, благо дома на такие случаи всегда была пара-тройка зелий и уже через пять минут на коже не осталось и следов.
Поведение кота было совершенно необъяснимо, обычно ленивый и флегматичный, сегодня он был какой-то фурией, и это озадачивало и беспокоило молодую ведьму. Надо бы свозить его к ветеринару, если к вечеру не успокоится. С этой мыслью Лиз взглянула на часы и обнаружила, что пора ехать в агентство: на утро у нее была записана пара приемов.
Одевшись в джинсы и черную футболку (черный цвет вообще частенько преобладал в ее одежде), она не без труда выудила из-под дивана Лаки, который снова порывался ее подрать, и затолкала его в корзинку для перевозки животных, чем тот остался крайне недоволен, придя в еще большее возбуждение: он шипел, орал и кусал дверцу корзинки.
Да что же это такое с ним? - Эта мысль всю дорогу до агентства не давала Лизабет покоя, и она с тревогой поглядывала на корзину. Обычно Лаки ездил с ней на переднем сиденье, внимательно глядя на дорогу, но сегодня девушка не рискнула везти его там.
Надо сказать, что обычно у них с котом были полное взаимопонимание, взаимоуважение и мир, он ей даже своеобразно помогал в работе, одним своим видом придавая ее словам больше веса, и если кто-то из клиентов сомневался в ее рецептах или предсказаниях, кот, уставившись на клиента горящими желтыми глазищами, так презрительно фыркал, что у того сразу пропадали всякие сомнения относительно истинности сказанного.
Появившись в офисе за 15 минут до первой назначенной встречи, ведьма, немного подумав, все-таки выпустила кота из корзины. И, к ее удивлению, тот совершенно спокойно вышел, улегся на свое любимое кресло в углу и принялся приводить себя в порядок, не обращая на хозяйку никакого внимания. Лизабет, озадаченно проводив его взглядом, пошла переодеться: как бы она ни одевалась вне агентства, принимать клиентов всегда считала нужным в деловом виде, для чего служили висевшие в специальном шкафу эффектный и элегантный черный пиджак с такой же юбкой и черная же атласная блуза. Лиз не увешивалась килограммами всяких амулетов и не красилась так, чтобы выглядеть восставшим вампиром, как это делали многие из ее цеха, ей это попросту не требовалось.
Мазнув губы розовой помадой, глянув на себя в зеркало и оставшись довольна своим видом, Лизабет Тревор разложила на столе все причитающиеся ее статусу и профессии причиндалы, села за стол и стала ждать первого клиента. До его, а вернее, ее прихода оставалось ровно три минуты.

+1

4

Едва такси остановилось у нужного агенства, как Ивен буквально бросила в водителя сумму больше запрошенной и, пошатываясь, вылезла из машины, словно новорождённый из утробы матери. Внешнему виду нефилима вообще нельзя было позавидовать: наспех собрав волосы в хвост, не заботясь о возможных вылезающих "петухах", она вышла из дома в том же, в чём там и валялась - в обычном сером спортивном костюме и кроссовках. И если при хорошем самочувствии она даже ненакрашенная выглядела прилично, то сейчас ей не помешало бы побольше, что называется, штукатурки: большие синяки под глазами будто от длительного недосыпа, бледные губы, потухший взгляд - на фоне бледной кожи подобные черты выглядели ещё более удручающе. Кажется, даже таксист проникся к этой больной девице каким-то сочувствием, раз не стал ругаться за грубую передачу денег и даже сказал напоследок, что запомнил её номер телефона и при следующей поездке возьмёт с неё в два раза меньше. На такое благородство Ив едва не сплюнула от нахлынувшего отвращения: мало того, что её мучает какой-то магический недуг, так ещё эти людишки своими добрыми поступками хотят свести её в могилу.
"В следующую поездку я сделаю так, что часть твоих заработанных денег окажется у тебя в кармане и твои работодатели это заметят и уволят тебя..."
Мысленно пожелав таксисту всего самого ужасного, Ивен, пошатываясь, вошла в нужное ей здание. Какое счастье - решила она, - что дверь оказалась открыта заранее, иначе она точно вместо "здрасте" сказала бы пару ласковых. А так, свободно войдя в помещение и мельком его оглядев, Ивен ненадолго задержала взгляд на чёрном коте, потом на прочих магических атрибутах, которые помогают в подобных делах, и невольно хмыкнула.
- Если я сейчас не сяду, то помогать уже будет некому.
Придав своему голосу ещё больше драматизма, она наконец-то посмотрела и на хозяйку этого места, кивнув ей и бросив болезненное "доброе утро".
Когда под нефилимом оказался желаемый стул, то она с большим удовольствием расслабилась на нём, отклонив голову, и, кажется, едва не потеряла сознание. Открыв глаза вновь, она тряхнула головой и извинилась за своё поведение настолько искренне, насколько могла:
- Чертовщина какая-то, прошу прощения. Мне так хреново уже давно не было. Какая-то тварь тянет из меня силы, но я даже не могу понять как, почему и кто.
Вытащив из кармана кофты кошелёк, она положила его на стол и пододвинула к колдунье:
- Меня зовут Ивен Миллер. Мне сказали, что ты лучшая в этом городе, кто помогает от всякой... мерзости. И предупредили, что надо платить вперёд. Можешь брать всё, что там есть, только, сделай так, чтоб я не теряла жизненные силы с каждым часом всё больше и больше.
Ивен и не подумала, что ей могут отказать после такого появления, дерзкого приветствия, наглого обращения на "ты" и в целом после подобного довольно своевольного и грубого поведения. Но беда в том, что нефилим уже не могла сдерживаться и притворяться лапочкой: настолько ей было плохо. По этой же причине она вновь откинула голову на спину стула и прикрыла глаза, прислушиваясь к собственным ощущениям.

+1

5

Посетительница не заставила себя ждать и оказалась привлекательной и молодой на вид женщиной. "На вид" потому что Лизабет, будучи ведьмой, прекрасно знала, что при известных умениях выглядеть молодо не проблема, к тому же встречались в этом мире и существа, стареющие очень медленно или не стареющие вовсе, об этом девушка тоже прекрасно знала. И, похоже, как раз одно из них сидело сейчас перед ней: женщина хотя и выглядела как обычный человек, обладала такой густой темной аурой, что та казалась почти осязаемой. Во всяком случае для ведьмы. Даже Лаки перестал вылизываться, а вперил в гостью внимательный и настороженный взгляд, и Лизабет решила, что та либо очень сильный маг, либо одно из темных существ. Впрочем, первые же слова посетительницы, назвавшейся Ивен Миллер, опровергли первый вариант, хотя и подтвердили то, что она была, можно сказать, коллегой самой Лиз. Клиентка сама сумела определить что с ней происходит, но не сумела справиться с проблемой. Ну что же, это вам не вызвать постоянный понос у мужа-изменника, такие задачки хакерша любила.
Она кивнула Ивен и отодвинула кошелек.
- Да, я и есть лучшая. - Ведьма считала, что ложная скромность в ее деле совершенно ни к чему. - Ну что же, будем разбираться. - И она взяла Ивен за руку.
Не для того, чтобы определить есть порча или нет, тут как раз все было ясно с первого взгляда, да Ивен и сама это поняла. Нет, ведьма хотела узнать насколько силен и быстр процесс и была просто поражена: все оказалось настолько плохо, что будь ее клиентка человеком, вряд ли бы добралась живой до агентства. И именно поэтому аура и была такой: на собственные излучения Ивен наложилось то, что давало проклятие.
Едва коснувшись ее руки, Тревор ощутила, как по пальцам словно заструился поток темного холода, и у нее самой все поплыло перед глазами. Девушка быстро убрала руку. Мда, дело оказалось сложнее, чем она думала: тот, кто это сделал, обладал невероятной темной мощью, и ведьма обманула бы и себя, и клиентку утверждая, что сможет снять проклятие. Да, и сами колдуны иногда попадали в такое положение: в их кругу, как и везде, а, пожалуй, и чаще встречались те, кто хотел уничтожить конкурента или просто поживиться силами за чужой счет - своего рода магически-энергетический вампиризм. Сама ведьма частенько прибегала к различным защитным средствам и никогда не оставляла в парикмахерских ни волос, ни ногтей, никогда и нигде не сдавала кровь и всегда очень тщательно следила за своими вещами.
Лизабет откинулась на спинку стула и пару минут помолчала, а затем сказала все как есть.
- Он очень силен - тот, кто так поработал над тобой. Хорошо же ты его разозлила. В одиночку я с ним не справлюсь, - она подняла руку, предупреждая возможный ответ Ивен, - но мы сможем вместе. Но позже, когда ты немного восстановишься. А сейчас... сейчас тебе необходима экстренная помощь. Пойдем.
Девушка встала и пошла в соседнюю комнату, дверь в которую была скрыта тяжелыми черными атласными портьерами. Это было помещение без окон, предназначенное специально для проведения различных колдовских действий. Пол комнаты был выложен отполированным черным гранитом и в центре находился выбитый в нем магический круг - основа ритуалов. Все остальное наносилось по мере необходимости и могло быть совершенно разным. У стен стояли высокие шкафы с запертыми дверцами, в которых хранились всё необходимое для различных ритуалов - от высушенных толченых жаб из джунглей Амазонки до различных черных солей, костей и черепов.
- Становись, а лучше садись в круг, - сказала Лизабет, - я не смогу сейчас снять все полностью, но смогу немного приостановить процесс, - объясняла она, начиная приготовления, - немного пресечь утечку твоих сил, поставим своеобразный блок. Правда, он может ощутить это и тоже что-нибудь предпринять, - добавила она задумчиво, но решила, что с проблемами они будут справляться по мере их появления.
Ведьма открыла дверцу одного из шкафов и достала десять красных свечей и несколько флаконов из темного стекла с притертыми пробками. Она двигалась быстро, точно зная где и что у нее лежит и что именно ей сейчас нужно.
В дверях сидел Лаки и внимательно следил за процессом, словно тоже готовился участвовать.

+1

6

"Не сдохнуть, только б не сдохнуть".
Если бы Ивен была светлым нефилимом, то она посчитала бы свои мысли молитвой. Но она была тёмным, а потому как назвать простое желание не умереть - большой вопрос. В любом случае, она собиралась бороться до конца - ведь каждый гад желает жить и цепляется за этот мир как за единственное место, где всё идеально и откуда не хочется уходить. Тем не менее Ив нуждалась в посторонней помощи и пришла именно за ней. Только при первом взгляде на женщину в деловом костюме напротив ей снова захотелось завыть. Только теперь уже от подставы со стороны Триш.
"И как она мне поможет? Погладит мне мои спортивные штаны и сделает на них стрелки?"
Как же ей было хреново. Как же давило на неё всё подряд. Даже этот странный кот, который смотрел будто в душу, раздражал своей пушистой шёрсткой. Это состояние сложно было подавить сейчас, но особенного выбора не было. Или пользоваться тем, что посоветовали, или самостоятельно, с помощью магии, замедлять процесс ухода сил, но в конце концов всё равно сдохнуть.
- Лучшая, зашибись, - прошептала Ивен так, что непонятно было, то ли это сарказм, то ли чистое согласие с неопровержимым фактом.
Но кот на неё в этот момент посмотрел ещё страннее, чем раньше, будто упрекнул за возможный сарказм по отношению к его хозяйке. Мысленно послав животное куда подальше, нефилим предпочла пожаловаться на свою жизнь вслух, так что рассказала всё, что думала относительно своего состояния. Ведьма с ней спорить не стала, а решила сразу проверить, насколько всё плохо, потому взяла Ивен за руку, как врач почти что умирающего пациента. Сохранить в такой момент полную тишину и неподвижность было проще простого: этим нефилим занималась последние сутки и радовалась каждой возможности просто сидеть или лежать, ничего не делая. Только момент спокойствия продолжался лишь несколько секунд, после чего ведьма резко убрала руку. Приоткрыв глаза и оценив выражение лица человека напротив, сама нефилим криво улыбнулась:
- Всё ещё хуже, чем я думала?
Конечно, в таких делах иначе не бывает. Или очень плохо, да так, что аж доходит до смерти, либо просто плохо. Но до самого прихода сюда Ив надеялась, что дальше простого "плохо" дело не дошло. А оно вон как оказалось.
- Он очень силен - тот, кто так поработал над тобой. Хорошо же ты его разозлила.
После этих слов Ивен могла бы взять листочек с ручкой и составить список своих врагов, по пути вычёркивая тех, кто не владеет чёрной магией. Набежало бы приличное количество имён, в числе которых были и те, что являлись не просто опасными, а ужасно опасными личностями, о которых в мире тёмных ходят своего рода маленькие легенды.
- Да знать бы ещё кого... - протянула нефилим, приподнимаясь на стуле, чтобы сесть ровно, а не валяться на нём на манер бесформенной амёбы.
Хуже всего было то, что ведьма грозилась не справиться сама. Тут Ивен захотелось взвыть в который раз за день. Но словно поняв реакцию гостьи, Лизабет выдала вполне логичное предложение - попробовать вместе. Только для начала Ив стоило взять себя в руки, почувствовать какую-никакую свободу, а уж потом думать и делать что-то со всей этой ситуацией.
- Ладно, я в твоих руках.
Не было речи о доверии, попросту вариантов развития событий оказалось не так много: что-то делать или умирать. Ивен предпочитала первое, а потому последовала за ведьмой в отдельную комнату, ритуальную, судя по первому впечатлению. Нефилим быстро оглядела помещение, заметила отсутствие окон, шкафы, магический круг на полу, после чего без споров вошла в последний и с трудом опустилась на колени.
- Я и лечь могу, - отшутилась она, а потом схватилась за голову, чувствуя тупую пульсирующую боль в висках, - а, чтоб тебя!
Ругалась Ивен, разумеется, на того, кто всё это начал. Ей было абсолютно наплевать, как он поступит, когда поймёт, что его враг обратился за помощью:
- Пусть попробует. В любом случае поставь хоть какой-то блок, а потом вместе нам будет проще.
Конечно, ещё стоило убедиться в профессионализме этой особы наглядно, но всё же нефилим надеялась, что Триш прекрасно знала, к кому посылала своего умирающего бизнес-партнёра.

+2

7

Может быть дамочка думала, что Лиз не слышала ее замечания, но слух у нее был отменный и она чуть было не ляпнула в ответ: Это ты еще с худшими не встречалась, милочка. Но удержалась, только фыркнув на это: во-первых, та все-таки клиент, а во-вторых, ей самой было интересно проверить свои силы.
Надо сказать, что с тех пор, как открыла колдовскую практику, с такими задачами ведьма ни разу не сталкивалась. По большей части ей приходилось заниматься приворотами-отворотами, порчами, допросом мертвецов, оставивших свои дела в сем мире в беспорядке, и прочей дребеденью. На жизнь и булочку с маслом хватало, но было не очень интересно. Ее же второй вид деятельности она решила время приостановить и уйти в тень. Да и ни кого столь сильного, способного так магически отделать не-человека, ей встречать не приходилось. А потому этот случай она сочла вызовом лично себе и своим способностям и знаниям.
Как бы то ни было, после того, как Ивен вошла в круг, ведьма принялась чертить вокруг него пентаграмму, в углах и по всему периметру которой нанесла особые магические символы. Сначала углем, затем, откупорив один из флаконов, содержащимся в нем порошком тщательно обвела все линии, внимательно следя за тем, чтобы в них не было ни малейшего просвета. Выпрямившись, она обошла круг и все проверила. Пусть это и отняло лишнее время, но ошибки тут грозили как минимум тем, с чем к ней пришла клиентка, а то и смертью. А Лизабет Тревор собиралась жить долго.
Оставшись довольна работой, девушка расставила во всех углах пентаграммы красные свечи и сама вошла в круг. Одно слово - и они все разом вспыхнули, разлив по комнате зловещий красный свет. Даже глаза внимательно следящего за ними кота стали отливать красным, а лицо самой Тревор стало напоминать ритуальную маску какого-нибудь из далеких африканских племен. Лизабет, прикрыв глаза, принялась нараспев читать одну формулу за другой, и по мере чтения таким же красным светом вспыхивали вычерченные вокруг пентаграммы символы, а затем заполыхал и сам многоугольник, и круг, отделив девушек стеной красного пламени от темноты комнаты. Ведьма открыла глаза и несколько секунд передохнула. Первая половина была сделана, но оставалось самое сложное.
Она посмотрела на Ивен, сидящую на коленях в кругу, и приступила ко второй части. Теперь формулы были длиннее, они скорее напоминали не формулы, а словесную вязь. Собственно, так оно и было: Лиз будто ткала невидимую паутину вокруг своей клиентки.
- Ostendite! - наконец почти выкрикнула она и сама застыла от открывшейся ей картины. Пусть и ожидала увидеть нечто подобное, все равно ведьма была впечатлена: вокруг Ивен образовался кокон из темной энергии, а воздух внутри круга сделался густым и тягучим. На первый взгляд кокон казался цельным, но, приглядевшись, ведьма обнаружила едва видимую отходящую от него нить, по которой словно струился дым. Струился туда, наружу, за магический круг. Такого просто не могло быть, но это было, и Лизабет видела это собственными глазами и ощутила как холодные пальцы страха заскользили вдоль ее позвоночника. Еще никогда ей не было так страшно: неведомый противник мог делать свое дело невзирая на возведенные ею оборонительные стены!
К счастью, ведьма тут же сообразила, чем это грозит им обеим. Надо было срочно оборвать эту нить, но касаться ее было нельзя ни в коем случае. Во всяком случае голыми руками. И тогда Лиз сделала то, о чем только читала и слышала, но никогда еще не делала сама: сунула руки в красное магическое пламя чтобы его набрать. Ладони тут же обожгло, и красный огонь заплясал на них как у фокусника в балагане, а на глазах ведьмы выступили слезы. Да, знаете ли, ведьмы тоже чувствуют боль. Особенно от магического пламени.
Зная, что ожоги потом самыми сильными зельями лечить не один день, но и зная, что иначе ей крышка, Лизабет горящими руками ухватилась за нить. Казалось бы, раз она уходит за это самое магическое пламя, то оно ей не навредит, но дело было не только в пламени: схватив нить, ведьма еще одним заклинанием попыталась рассечь ее как ножницами. Ничего не вышло, только руки ожгло еще сильнее. Заставив себя не обращать внимание на боль и не отпуская нить, девушка призвала другую магию. Пусть она тоже была темной, но использовала совсем другой вид энергии - самой смерти.
Снова прикрыв глаза и сосредоточившись, ведьма представила себе созданный из этой энергии серп, и он так ясно появился перед ней, настолько черный, что, казалось, вытягивал и пожирал свет свечей, и одновременно отливающий черным блеском и веющий могильным холодом, что выглядел материальным.
Схватив его, отчего теперь ладони ожгло льдом и пламя на них погасло, девушка резким движением полоснула по прозрачной нити. Ведьма даже ощутила ее сопротивление, словно резала настоящую леску, но та все-таки лопнула, и один ее конец моментально втянулся в кокон, окутывающий Ивен, а второй исчез за огненной стеной. Быстро прошептав контрформулу, Лиз отпустила свой смертельный инструмент. Вторая часть прошла удачно, но предстояла еще и третья, а Лизабет уже чувствовала себя совершенно вымотанной. Но расслабляться было еще рано: надо было позаботиться о дальнейшей защите.
Прочитав заключительное заклинание, от которого разом погасли и свечи, и символы, и круг, а темнота ударила по глазам, на несколько секунд ослепив, девушка дотронулась до плеча Ивен.
- Вставай, я его оторвала, но теперь надо поставить щит, причем нам обеим.
Воздух сделался нормальным по густоте, в нем всего лишь пахло сгоревшим воском и травами, содержащимися в магическом порошке, но он все еще оставался холодным - так всегда было после работы с энергией смерти. Зябко передернув плечами, ведьма открыла еще один флакон и, поморщившись, высыпала на ладонь часть содержимого - сероватого пепла. Нет, не для того, чтобы залечить ожоги, этим она займется потом, сейчас было дело куда важнее.

+2

8

С трудом сохраняя равновесие даже в сидячем положении, Ивен всё же держалась из последних сил, следя за всеми манипуляциями ведьмы. Такие ритуалы не были ей самой в новинку и потому она знала, что они требовали, во-первых, полной сосредоточенности, во-вторых, тщательной подготовки: нельзя было допустить, чтобы хоть один элемент всего магического круга выбивался, иначе жди очередной беды. Поэтому Ивен предпочла вести себя тихо, да ещё и порадовалась, что это необходимо, ведь лишнее движение отдавалось во всём теле тупой болью, как будто в кости каждый раз вбивали толстые гвозди.
Наконец Лизабет подошла близко к Ивен, а свечи моментально вспыхнули, осветив тёмную комнату алым. Тут же всплыли ассоциации с кровью, со страданиями и той же болью, что мешала нефилиму эти два дня, но почему-то на душе стало спокойнее. Видимо, привычный глазу цвет успокаивал сейчас, хотя и сигнализировал о начале трудного ритуала.
Ведьма действительно знала своё дело: текст заклинания отскакивал от зубов, при этом сам тембр голоса не менялся, словно подобные манипуляции проделывались уже тысячи раз. В какой-то момент слова возымели эффект. Символы на полу осветились, а следом вспыхнула стена красного пламени, которую Ивен видела так же чётко, как свои руки. Прикрыв глаза, она ненадолго будто бы потеряла опору под собой, растекаясь тёмной жижей, как бесформенное нечто. Эхом доносились до неё дальнейшие слова Лиз, а яркая стена пламени оставалась видимой в качестве красного оттенка даже сквозь закрытые веки. Но выкрик ведьмы вывел из этого сладкого небытия и вернул в реальный мир. Ив даже не вздрогнула, лишь открыла глаза и качнулась из стороны в сторону. Она не видела всего того, что могла наблюдать в этот момент ведьма, но ей и не надо было, чтобы отчётливо понимать, насколько плохи её дела. А задуматься над тем, кто мог её проклясть, зачем и почему даже не было сил - слишком уж сложное, энергозатратное занятие. И вообще сначала ей помогут, а потом она начнёт думать о важных вопросах. Так или иначе, но каждая манипуляция Лизабет, её движения Ивен замечала, хотя и не могла восстановить для себя всю картину, что была доступна ведьме.
В какой-то момент настало облегчение. Нефилим почувствовала, будто оборвалась прочная нить, ведущая, очевидно, к тёмному магу, который черпал таким образом силы из своей жертвы. С её плеч словно упал тяжёлый груз, появилась лёгкость, неожиданное просветление. При этом Ив чувствовала холодок, пробежавший по телу. Знакомая энергия, которая воспользовалась Лизабет, вызвала приятное чувство чего-то родного, близкого и жизненноважного. Вдыхая прохладный воздух полной грудью, Ивен блаженно улыбалась, не изменяя позы и не обращая внимания на то, как поплатилась ведьма за свои действия. Было бы глупо предполагать, что такое существо, как тёмный нефилим в принципе будет заботиться о незнакомом человеке, даже если тот пострадал из-за неё.
Когда в комнате вновь стало темно и никакое чтение заклинания не нарушало тишину, Ив наконец-то смогла встать. Её состояние до прихода сюда было отвратительным, неописуемо мерзким и болезненным, а теперь улучшения были налицо: появилось желание что-то делать и захотелось как минимум победно улыбнуться. Можно было подумать, что она исцелилась полностью, однако то было лишь временное явление, своего рода морфий для того, кто испытывает сильную боль. Нефилим понимала, что всё ещё находится под воздействием чужой магии, и потому особенно не обольщалась на свой счёт.
- О да, щит, - немного размяв отёкшую шею и таким образом всё же не удержавшись от демонстрации своего более или менее сносного состояния, она добавила: - Давай помогу теперь, чтобы ты не тратила остатки сил. Они ещё пригодятся.
Такое себе "спасибо", конечно, рассчитанное скорее на то, чтобы ведьма раньше времени не ослабла, ведь она ещё нужна для дальнейших поисков мага. Но тем не менее.

+2

9

- Нет, тут помощь не потребуется, - покачала головой ведьма, - это уже несложно, просто важно.
Она остановилась перед клиенткой и, немного подумав, досыпала в ладонь порошка. Затем, поставив флакон, распределила его в обеих ладонях. Он лип к ожогам, и поэтому руки немного пекло, но это было ничто в сравнении с прежней болью. Лизабет  собиралась поставить защиту, но не такую, что рассеялась бы через пару дней, а более прочную, усиленную магическим зельем.
Девушка развернула Ивен лицом к западу и, читая очередное заклинание, три раза обошла ее против часовой стрелки, сложенными ладонями рисуя в воздухе символы, которые возникали в воздухе подобно дыму и через несколько секунд исчезали. Затем ведьма остановилась перед клиенткой, раскрыла ладони и сильно дунула на них, так, что пепельный порошок полетел прямо в нефилима. Это не было неуважением, так было необходимо.
Легчайший пепел поднялся с ладоней Тревор и словно облако окутал ее клиентку, на мгновение в нем вспыхнули все символы, что чертила Лизабет, а затем этот пепел осел на все открытые части тела нефилима: лицо, шею, кисти рук и мгновенно всосался в кожу, не оставив следа на одежде или на полу. Лиз удовлетворенно кивнула себе головой: ну вот и чудненько.
float:rightОднако этого ей тоже показалось мало, с одной из полок девушка сняла небольшую шкатулку из темного металла. Порывшись в ней, извлекла на свет небольшую подвеску в виде глаза и протянула Ивен:
- Надень и носи под одеждой не снимая, это "глаз демона", так сказать, второй уровень защиты. Через такую броню ему точно не пробиться.
Для себя Лизабет достала почти такую же вещицу с той только разницей, что глаз был красным.
- А теперь пора поговорить о дальнейшем, - с этими словами ведьма вернулась в приемную, и тяжелая портьера снова скрыла двери в рабочую комнату. Лаки, подняв хвост трубой, шествовал впереди, будто осознавая, что все пошло удачно. Во всяком случае пока.
В приемной Тревор снова указала клиентке на кресло, но сама пока не садилась - кружила по комнате, втирая в руки очередное зелье, распространяющее по комнате резкий терпкий запах. Порошок она смывать не стала, так будет только полезнее.
- Ты же понимаешь, - говорила она Ивен, - что на этом ничего не закончилось, ни для нас, ни для него. Для него - потому что он уже почувствовал барьер и наверняка не смирится с этим. Раз уж взялся тебя сосать, не остановится, это делается не просто так. - Она наконец-то закончила втирать зелье и тоже уселась напротив Ивен, глядя ей в лицо. - И для нас не закончится по той же причине. Ну и кроме того, не мешало бы найти мерзавца. У тебя нет такого желания? Я бы никогда не оставила подобное безнаказанным.
И дело тут было вовсе не в деньгах, это действительно было делом принципа.

+1

10

Лизабет пока не требовалась какая-либо помощь, ну, а Ив и не стала настаивать - ей же лучше, собственно говоря, сохранит те силы, что вернулись, на нечто более важное и необходимое в дальнейшем.
"Например, на убийство этого долбаного колдуна".
Думая о том, с каким удовольствием сначала обдурит ещё неизвестно кого, она к тому же в красках представляла, как будет его пытать, медленно и долго, доводя до безумия, до острого желания попросить смерти, чтобы потом, конечно же, не облегчить страдания, а продолжить удовлетворять собственную месть.
Между тем ведьма занималась защитой: развернув свою клиентку и совершив прочие манипуляции, Ивен лишь смотрела на то, как появляются в воздухе символы. Потом, не ожидая, что Лизабет на неё сдует пепел, инстинктивно закрыла глаза, мигом переводя весь гнев с того неизвестного сильного мага, что пил её силы, на ведьму. Однако удержав себя от слишком грубых слов, всё же позволила себе посмотреть на всё происходящее дальше молча. Так как пепел был совсем не такой, какой остаётся от сгоревших остатков чего-либо, то и ощущался он иначе, действовал по-другому и вообще являлся, ежу понятно, магическим. Поэтому никаких следов на Ивен не осталось после того, как Лизабет выдула на неё всю эту серую пургу. Снабдив нефилима ещё и артефактом, на который та посмотрела не без доли радости - всё же теперь чуть спокойнее, что никто не будет тянуть из неё силы и что этому кому-то пока что перекрыли доступ, - ведьма и себя обезопасила, как умела. Правда Ивен подумала, что не помешает на всякий случай и заклинанием чёрной магией воспользоваться для дополнительной защиты, но предлагать не стала. Опять же, Лизабет в этом плане оказалась всё же не простачком, а вполне себе знатоком, значит и сама может о себе позаботиться.
"Тут Триш не подвела", - припомнив совладелицу бара и её рекомендацию, Ив снова проследовала в другую комнату, где уже была, и села в кресло, кинув тихое "кис-кис" деловому коту ведьмы.
Тот явно не обрадовался подобной вольности и сначала выгнул спину в знак полного протеста, потом вдобавок опасно зашипел. Ивен же довольно усмехнулась и оценила про себя избирательность животного - надо же, чует, гад чёрный, кто перед ним.
- Спасибо, мне значительно лучше. Хотя ещё чувствую лёгкое недомогание, но то понятно почему.
Перед тем как заговорить о самой сути всего этого проклятья, нефилим посчитала, что благодарность придётся кстати. Как говорится, ласковое слово и кошке приятно, а Лизабет полностью оправдала все надежды и даже скакнула выше их, так что вполне заслуживала одобрение со стороны тёмной.
- Понимаю. Я бы тоже не остановилась, если бы была на его месте. Но сейчас он явно рассержен и бесится, а значит уязвим. Надо успеть найти его, пока он не придумал, как преодолеть всю защиту. Иначе я уже не способна буду ему противостоять.
Она говорила "я", но понимала, что одна может и не справиться. Так что или придётся просить помощи со стороны, или рисковать остатками здоровья и надеяться на успех. Признаться, Ив вообще рисковала по-минимуму, только когда совсем не оставалось вариантов или было подходящее настроение, а вот принять чью-то помощь могла бы, она не гордая. Тут как раз кстати Лизабет подвела тему к нужному руслу. Глядя на всё её манипуляции с руками ранее и теперь наблюдая вполне удовлетворительный результат по лечению, Ив отметила, что в принципе такая помощь ей тоже не помешает. Вдобавок ко всему, у ведьмы были не только лечебные зелья в карманах.
- Я и не оставлю это так. Более того, намерена попросить твоей помощи в этом деле. Я в чёрной магии не так сильна, как он, поэтому одна вряд ли справлюсь. Вдвоём у нас будет больше шансов. Естественно, я прошу не за "спасибо".
Сказав это, Ив опять задумалась, кого именно могла разозлить до такой степени, чтобы вызвать желание отомстить. Список оказывался слишком большим уже через несколько секунд размышлений, а потому бросив это бесполезное занятие, она теперь начала размышлять в ином русле. Где была? Что делала? Оставляла ли частички, так сказать, себя в каких-то местах?

+1

11

Вот и чудесно: Ивен оказалась с ней согласна в желании найти и покарать мага. Как только девушка уселась, кот, немного потеревшись о ее ноги, запрыгнул на колени, а потом на стол, где и уселся на краю, такой сосредоточенный и внимательный, будто самолично собирался вывести черного подлеца на чистую светлую  воду. Отчасти так оно и было.
- А теперь попытаемся выяснить кто это, хотя бы приблизительно, - с этими словами в руках ведьмы словно из ниоткуда появилась колода карт, которую она перетасовала, а затем протянула... коту.
- Ну-ка сдвинь, - словно хотела с ним сыграть в "очко". И кот на полном серьезе поднял лапу и сдвинул половину колоды. Надо сказать, что обычно на клиентов этот фокус производил сильное впечатление, им казалось, что кот на самом деле является ведьминым помощником в темных делах. На самом же деле это был хорошо отрепетированный номер, который нравилось выполнять им обоим. Девушка подмигнула клиентке и снова перемешала карты, после чего протянула ей.
- Подержи немного в руках, можешь и сама потасовать.
Когда колода снова вернулась к Лизабет, она принялась раскладывать карты на столе рубашкой вниз, выстраивая одной ей ведомый узор. При этом оба, и она, и кот,  внимательно следили за ними, будто видели ход масти. Может и правда видели. Так или иначе, закончив выкладку, ведьма какое-то время вглядывалась в расклад, после чего подняла глаза на Ивен.
- Можешь не вспоминать недавние события, это было довольно давно, как раз для того, чтобы в памяти многое сгладилось. Никто случайно не предлагал тебе продать заведение? Или может быть оттуда кого-то слишком грубо выставили? Знаешь ли, психи разные бывают: один после такого проспится и все забудет, другой пойдет убивать.
Это тоже был один из излюбленных трюков ведьмы: она всегда готовилась к встречам с клиентами, стараясь заранее узнать о них по максимуму. О, вы сильно удивитесь, узнав, какое море информации о вас найдется в Сети даже если пользоваться самым безобидным поиском, а уж если делать это профессионально, можно узнать и то, о чем вы сами еще не в курсе. И когда в процессе приема Лизабет начинала клиентам понемногу выдавать о них то, что им очень хотелось скрыть, это впечатляло. Конечно не брезговала она и обычным копанием в мозгах, оттуда всегда можно было почерпнуть еще больше, но сейчас был не тот случай: у ее визави уровень ментальной защиты был покруче, чем у самой Тревор, это ведьма прощупала первым делом.
Она несколько раз провела ладонями над разложенными картами, и вдруг одна из них, крайняя слева в верхнем ряду, слегка шевельнулась, и Лаки придавил ее лапой. Лиз вытащила карту из-под кошачьей лапы и покрутила в пальцах: от нее едва уловимо, но все же веяло Тьмой.
- Как ни странно, червовый, - показала она карту Ивен, - но зато туз, все верно. Еще какой туз. - Карта как живая крутилась в ведьминых пальцах, а та продолжала:
- Высокий, почти блондин, карие глаза. Не красавец, - она чуть помедлила, словно всматривалась в одной ей видимый образ, - совсем не красавец, даже наоборот, но глаз не отведешь. Вспоминай, где встречала такого и кто это?
Предоставив клиентке время для того, чтобы собраться с мыслями, Лизабет вышла из-за стола и снова скрылась в комнате за портьерами, откуда появилась с бокалом, почти полным жидкости зелено-золотистого цвета, которая, казалось, слегка светилась.
- Не кофе, но гораздо лучше. Восстановит силы, - сказала она, ставя бокал перед клиенткой.
Лаки с чувством выполненного долга буквально перелетел со стола в свое любимое кресло, но не улегся, а остался бдительным наблюдателем.

+1

12

Чудесным образом ведьма согласилась и дальше помогать Ивен. Тёмному нефилиму подобное сотрудничество, естественно, оказалось на руку. Не только потому, что проще будет добраться до главного виновника всех бед, но и в случае чего использовать Лизабет так, как самой Ивен понадобится. Правда ещё можно было бы поспорить, насколько эта девушка перед ней ведома, но тем не менее. Сейчас она нужна была лишь для одного - мести.
Первым делом решено было выяснить, кто этот самый тёмный маг. Вспомнить всех своих врагов Ив могла, но опять же, их настолько много, что не поймёшь, кто достаточно смелый и отчаянный, чтобы переходить ей дорогу. Беда всех недругов тёмного нефилима в том, что они не совсем понимали, насколько изощрённа в наказаниях их жертва. Даже сейчас она придумывала множество вариантов пыток и едва не улыбалась столь коварным планам.
Но между тем Лизабет решила узнать всё по картам, подключив сюда и своего кота. Тот являлся не только наблюдателем, но и непосредственным участником. Если бы Ив не знала, что некоторые маги для продвижения своего дела готовы на любые трюки, лишь бы удивить своих посетителей, то, пожалуй, среагировала бы более бурно на особенность кота. Но проследив за пушистой лапой, сдвинувшей карту, нефилим едва улыбнулась уголком губ. Впрочем, коту стоило отдать должное, как и его хозяйке: он или хорошо надрессирован, или настолько понятлив, что не уступает человеку.
Теперь пришла очередь Ивен брать карты в руки. Кивнув, она перетасовала колоду несколько раз и вернула Лизабет, приготовившись получить ответ на поставленный вопрос. Лишь пару томительных минут, совмещённых с небольшой усталостью, являющейся последствием вражеского заклинания, и вскоре Ив вновь предстояло задуматься. Правда для начала совсем не о вредителе и его происхождении, а о том, как легло Лизабет узнала о некоем заведении гостьи. Но если то было понятно и довольно привычно и предсказуемо, то на давнишние воспоминания, в которых фигурировал бы кто-то агрессивный и злопамятный, пришлось потратить больше времени.
"Сотни злобных посетителей бара, которых мои вышибалы буквально выкидывали на улицу за отвратное поведение, ещё несколько посланных на три буквы желающих купить и бар, и мою квартиру... И какой же из них всё это со мной провернул?"
Вздохнув, она так и не ответила ведьме, а молча следила за её дальнейшими манипуляциями с картами, периодически поглядывая то за котом, то за выражением лица самой Лиз, и продолжала размышлять о возможном недруге.
Когда ведьма показала туза, то нефилим эхом прошептала масть, склонила голову и прикрыла глаза, дабы движение карты не отвлекало её от копошения в памяти. В какой-то момент нужный человек, точнее, вампир, наконец-то нарисовался в голове благодаря подсказками Лизабет, и тогда-то Ив победно усмехнулась, обнаружив, впрочем, что её помощница куда-то отошла. Но быстро вернувшись с каким-то напитком и поставив его перед нефилимом, Лиз вновь была готова внимать всему тому, что успела вспомнить Ивен.
- Был такой, - начала она, пригубив странного цвета жидкость и слегка поморщившись от непривычно сладкого вкуса, - Уильям Аддингтон - англичашка, предлагавший мне как-то продать ему бар. Помню, тогда мы только-только набирали популярность, и он заявился. Я отказалась, само собой, а потом он часто стал приходить якобы как посетитель, но и я, и другая совладелица понимали, зачем он шастает. В итоге нам со скандалом удалось его прогнать. Немного помогли ему выйти из себя и подраться прямо в баре - мы за такое обычно накладываем запрет, пусть часто и временный, на дальнейшее посещение. Но потом он больше не приходил, да и в целом в моей жизни не появлялся. Насколько я помню, он вампир.
После этого рассказа она залпом осушила весь бокал и, отставив его, вновь попыталась вспомнить детали знакомства с названным субъектом и его возможное место обитания. Но для столь глубокого самокопании Ивен нужно было полностью погрузиться в себя и прибегнуть к магии.

+1

13

Ага, вампир значит... Это несколько меняло и усложняло дело. Усложняло и, как ни странно, одновременно упрощало: при правильном подходе с вампиром куда проще справиться чем, скажем, с тем же демоном. Так что хорошо, что их предполагаемый противник не оказался родом из ада. Хотя, конечно, вампир - тот еще враг, особенно старый и настолько сильный. А этот, судя по всему, был очень силен. Ведьма ничего не сказала клиентке, но сейчас, глядя на карту, прикидывала насколько хватит ее стараний и не придется ли Ивен точно так же мчаться к ней уже завтра.
Лизабет внимательно слушала нефилима, одновременно стараясь понять насколько верно ее предположение. И внутренний голос упорно твердил: да, это он!
- Англичашка-вампир говоришь, - задумчиво произнесла девушка когда Ивен закончила рассказ и допила зелье, - очень даже может быть, очень даже... Англичане, они такие: мстительные и злопамятные сволочи. - То, что то же самое можно было сказать и о самой Лизабет Тревор, в расчет не шло. - Значит, теперь перед нами три задачи: первая - убедиться в том, что твоя догадка верна и это действительно он, вторая - найти его, а я сильно сомневаюсь, что он теперь снова притащится в твой бар, и третья - уничтожить. Хотя нет, есть еще и четвертая, не менее важная: не дать ему снова пробиться к тебе. Как решить вторую и четвертую я себе примерно представляю, с решением третьей будем определяться когда точно увидим с кем имеем дело, а вот первая...
Ведьма собрала карты, упрятав червового туза в середину колоды, будто хотела не дать ему оттуда вырваться. Она прикидывала шансы исследовать следы той отсеченной ею магии и при этом остаться в живых. Любое магическое воздействие оставляет следы, вызванные возмущением магических полей, особенно такое сильное и удаленное воздействие. Ведь маг проложил к жертве своеобразный канал, по которому качал из нее силы. Такой хороший "оптоволоконный" канал с высокой пропускной способностью. И такой канал просто не мог не оставить следов, тем более, что маг и не старался их замести будучи уверенным в успехе. Точно как в Сети. Но вот как пройти по этому следу? В Интернете она бы сделала это на раз, это только кажется, что использование различных анонимайзеров дает анонимность. На самом деле это анонимность для лузеров, как обычный замок на двери, защищающий только от простого хулиганья, и то не от всякого.
Лизабет убрала колоду в специальную шкатулку, поднялась и подошла к одной из полок с книгами. С минуту постояв перед ними, она выбрала нужный фолиант. Вопреки расхожему мнению о том, что книги ведьмы обязательно должны быть написаны на древнем пергаменте и в переплете из человечьей кожи, эта была обычной бумажной с довольно невзрачной твердой обложкой, на которой виднелись какие-то затертые символы. И только посвященный понял бы что это такое: не просто редкое издание, а выпущенное тиражом всего в пару сотен экземпляров, настоящее сокровище. Большинство заклинаний из этой книги были Лиз пока не по силам, но кое-что она из нее использовать могла. Например то, что хотела сделать сейчас для определения правильности их цели, а именно применить соединение темной магии с ментальной. Но для этого клиентка должна была ей помочь.
- Я собираюсь решить первую задачу, - начала объяснять колдунья, повернувшись к Ивен с книгой в руках, - но для этого мне надо залезть в эти самые твои воспоминания, понимаешь? То есть мне нужно, чтобы ты сняла свою ментальную защиту.

+1

14

Ивен вообще не любила это имя - Уильям. Ей казалось, что так называют только тощих и вечно ноющих детишек из английской семьи, которые, когда взрослеют, пьют чай по вечерам около камина и говорят о политике, но сами ни на что не способны, кроме пустых разговоров и высокомерного поведения по отношению к другим. Помнится, тот вампир отличался похожими чертами. В частности, высокомерием он точно обладал, да таким, что Ив невольно чувствовала конкуренцию. Обычно она себя считала чересчур высокомерной и гордой, а тут появился на пороге субъект похуже. Аж раздражало! В принципе, такой тип мужчин ей симпатизировал. Но Уильям Аддингтон сделал непоправимую ошибку: захотел отобрать у законных владельцев то, что придумано ими же и приносит большой доход, - такое простить никто не смог бы, тем более Ив или Триш.
Но воспоминания о вампире оказались слишком отрывистыми. Чтобы вспомнить и весь образ, и всю тогдашнюю ситуацию, нужно было прибегнуть к магии, что Ивен собиралась сделать. Правда перед этим Лизабет, как настоящий стратег, обозначила план дальнейших действий. Может, она и права - стоило убедиться, что всё это проклятье дело рук вампира Аддингтона, однако Ив уже уверилась наверняка в этом варианте. Тем не менее спорить не стала, всё-таки женщина помогла и продолжает помогать, тем более настроена так же боевито, как нефилим, только серебряных ножей в руках не хватает для более устрашающего зрелища.
Пока Ивен обдумывала, как будет лучше покопаться в собственных воспоминаниях, Лизабет убрала карты и встала, вскоре нашла книгу и молча изучала её. Нефилима это новенькое и вполне современное издание не заинтересовало - ей показалось, что оно слабо походит на серьёзный гримуар со сложными заклинаниями, которые так любят все маги, она в том числе. Скорее подобная книжица могла быть небольшим кратким пособием по использованию той или иной магии или попросту обычной литературой. Правда второй вариант казался маловероятен - всё же Лизабет не походила на человека, который во время работы и при живом клиенте станет читать художественные романы или беллетристику.
Так или иначе, а ведьма была настроена решительно, и Ивен такое отношение и профессионализм радовали по понятным причинам - сразу чувствовалось, что наткнулась на полезного человека, который пригодится ей по жизни и которого нет причин убивать.
- Я собираюсь решить первую задачу, но для этого мне надо залезть в эти самые твои воспоминания, понимаешь? То есть мне нужно, чтобы ты сняла свою ментальную защиту.
Рассматривая больше книгу, нежели говорившую, Ив тем не менее скептически хмыкнула, не спеша давать свой ответ. Что греха таить, Лизабет она не доверяла, как не доверяла бы любому, кого знает полчаса. Безусловно, ведьма ей помогла и не похоже, что собирается отступаться в дальнейшем от подобного решения, но нефилим знала наверняка - нет худших демонов, чем сами люди. Демоны и тёмные нефилимы изначально родились тварями тёмными, не способными к добру и милосердию. Так же светлые нефилимы и ангелы - до мозга костей стремящиеся к справедливости создания, полные доброты ко всему живому, помимо тёмных. Но люди... Люди хаотичны, как огонь, который может или согреть, или сжечь дотла, если с ним неправильно обращаться. Не зря многие говорят, что именно люди самые жестокие творения Всевышнего. Ивен в это искренне верила, хотя при этом часто считала данный род слабовольным и ведомым.
В общем, она раздумывала о том, стоит ли позволять кому-то копаться в её голове, но взвесив все за и против, решив, что если не делать так, как предлагает Лиз, то поиски Уильяма затянутся надолго и он успеет вновь проложить к ней связь, чтобы дальше отравлять жизнь, Ив всё же кивнула и на которое время сосредоточилась на своих ощущениях. Голова, словно набитая ватой, слабость в теле и общая усталость - всё это не помешало Ивен снять защиту, закрыв глаза. Потом она в который раз посмотрела на Лизабет и сказала:
- Я могу помочь провести тебя к нужным воспоминаниям. Но что конкретно ты хочешь? Думаешь, сможешь почувствовать через воспоминания, тот ли он, кто сейчас мне мешает?

+1

15

Клиентка колебалась, и Лиз это было понятно. Вряд ли она бы и сама безоговорочно доверила свои мозги незнакомцу. Конечно первая помощь - одно, а вот воспоминания... Наверняка вы бы возмутились, если бы врач, к которому вы пришли с зубной болью, стал бы интересоваться вашей левой пяткой. Тем более - памятью. Да и ведьма вряд ли предложила бы такое кому другому, учитывая несомненную опасность данного эксперимента для здоровья, причем собственного.
Однако ею завладело то самое состояние, что испытывала она, взламывая чужие базы и пароли. Ну-ка, дружочек, что скажешь на наше "hack!"?
- Не только, - ответила Тревор, - я хочу не только убедиться в том, что он тот, кто нам нужен, но и найти его если это действительно так. Любая магия оставляет следы на магическом фоне мира, а такая сильная должна оставить не просто след, а хайвей. И получаются сразу две задачи. Правда, хайвей, как правило, имеет движение в обе стороны, - тут же добавила Лиз про себя, - но ничего, прорвемся.
В ожидании решения Ивен она просмотрела оглавление книги и открыла ее на нужном разделе. Именно разделе, так как одним заклинанием тут явно не обойдешься.
В комнате пахло травами и воском, две ведьмы тихо беседовали, на кресле, внимательно глядя на них, сидел черный кот - ну просто настоящая идиллия, девичник да и только. Но идиллия эта была внезапно разрушена.
Первым отреагировал Лаки: ни с того, ни с сего шерсть его внезапно встала дыбом, спина выгнулась дугой, а с пасти сорвалось злобное шипение. Желтые кошачьи глаза зажглись дьявольским огнем, казалось, кот видит что-то недоступное больше ни чьему взору.
Затем зашелестела страницами и захлопнулась книга, а еще несколько попадало с полок. Кот мигом шмыгнул под кресло, а в комнате стало очень холодно, дыхание вырывалось паром.
Лизабет успела только удивленно вскинуть бровь, как перед девушками над столом появился черный шар, который быстро вращался, и при этом вращении от него будто отматывались тонкие черные нити подобно протуберанцам взбесившейся звезды. И нити эти тут же потянулись к ведьмам, Лизабет ощутила на руке прикосновение одной из них - жгуче-холодное, как прикосновение самой Смерти.

+1

16

Свою ментальную защиту Ивен, фактически, никогда не снимала. Единственное место, где она была не нужна, это в её же собственном баре. Однако там любая магия блокировалась и потому никто, даже при большом желании и громадном опыте, не смог бы покопаться в чужих мозгах. Помнится, когда Ив только-только согласилась на предложение Триш открыть такой бар, и подруга объясняла, какая там будет атмосфера, то нефилим первым делом поморщилась и сказала, что всё это ничем хорошим не закончится. Она, как и многие магические создания, отличалась тем, что любила себя окружать толстым магическим, психологическим и, если получится, физическим щитами, чтобы её тонкая душевная организация, сознание и тело не пострадало от неправильного влияния. Ведь в этом мире никогда нельзя расслабляться и оставаться беззащитной: того и гляди кто-то обязательно покусится, захочет жить со свету, свести с ума или ещё что, и тебе при этом лучше иметь изначальную броню, если хочешь в дальнейшем побороться за себя.
Но сейчас ситуация выходила из-под контроля, и приходилось учиться доверять даже тем, в ком не уверен. Впрочем, Лизабет слабо походила на ту, кто будет строить козни именно против Ивен. Хотя бы потому, что ей Ив точно дорогу не переходила, а вот тому вампиру - очень даже. В общем, нефилим согласно кивнула, сняла защиту и попросила объяснить, что при этом магическом контакте Лиз узнает.
- Это будет опасно для нас обеих, - констатировала в итоге женщина с лёгкой усмешкой; ей-то нравилось рисковать чужими жизнями, а свою оберегать, но и импонировало, что Лизабет такая храбрая, - но попробуем.
Пока они разговаривали и обсуждали детали, произошло нечто, не входящее в дальнейший план. Вот так всегда - строишь себе чёткую схему, а потом её нарушает какая-то неожиданность, непредвиденное обстоятельство, угрожающее хаосом. Первым делом почуял всё кот Лизабет: животные в принципе существа довольно зоркие, видят всё куда раньше других, чуют опасность ещё за несколько мгновений до её возникновения и успевают спрятаться. Ивен же сначала не поняла, почему чёрное пушистое злобное существо вдруг стало ещё злее, но уже не на неё. Когда же захлопнулась книга Лиз и начали падать прочие книги, то Ив мигом "включила" обратно свою ментальную защиту, сосредоточившись ненадолго, а потом ощутила знакомые нотки чёрной магии, что появились в комнате. Инстинктивно выдохнув, она почувствовала себя так, словно оказалась на зимней улице в тёмную ночь, а потом, поймав удивлённый взгляд Лизабет, заметила над столом сгусток тёмной энергии в форме шара, что вращался вокруг свои оси. При этом от шара отделялись тонкие нити, стремительно двигающиеся в сторону женщин. Всё происходило быстро, и потому приходилось ориентироваться по обстоятельствам.
Как только нити обвили запястье Ив, то та ещё ярче ощутила знакомую магию, потому чуть склонила голову, будто ей вдруг снова стало плохо, и попыталась сосредоточиться. Вокруг всё закружилось, словно в медленном водовороте, предметы начинали терять свою явную форму и расплывались, а шипение кота превратилось в тихий звук "ссс", похожий на дуновение ветра через тонкую-тонкую щель. С трудом получилось взять себя в руки, призвать свою чёрную магию и оттолкнуть дыхание самой Смерти, пока оно полностью не поглотило. С таким же тяжёлым чувством кое-как удалось напитать вторую руку тёмной энергией. А вот поднимала Ивен её медленно, тяжело, будто удерживала не свою магию, а огромную гирю, которую едва удаётся оторвать от земли.
"Ещё... совсем немного... Разрубить".
Чуть подняв голову, она посмотрела на Лизабет, продолжая при этом тянуть руку, чтобы в итоге занести её над многочисленными тёмными нитями, ставшими у запястья одной толстой верёвкой, и резким движением попытаться разрубить этот сгусток энергии.

+1

17

Ты что же, голубчик, решил, что можешь влезть к ведьме-некромантке и тебе это сойдет с рук? Да ты же только облегчил мне задачу! Правда, уже через секунду после того, как эта мысль пронеслась у нее в голове, Лизабет несколько засомневалась в том, что сможет эту самую задачу выполнить, ибо противник был очень силен. И наверняка именно поэтому он так и обнаглел, что не сомневался в том, что справится с ними обеими.
Ну это мы еще посмотрим, козззел! Злость и помогала, придавая силы, и отвлекала одновременно.
Могильным холодом жгло руку, и ведьма узнала знакомую некротическую энергию, что пыталась добраться до ее сердца и сущности. Одновременно она, готовая к сканированию памяти клиентки, ощутила как снова встали на место ментальные щиты Ивен, чуть ли не услышала металлический лязг, с которым опустилось ментальное забрало нефилима. Вовремя! Она опасалась, что та отключится, но девушка держалась, наверняка понимая, что сейчас идет борьба за жизнь. Борьба за жизнь с помощью смерти. И Тьмы.
Первым порывом Лизабет было уйти в темный портал от этой атаки, но только самым первым, длящимся буквально доли секунды. И будь она одна, так бы и сделала, но ведьма была не одна. И дело не в том, что надо было бороться за клиента, а в том, что потеряй она его, и ее бизнесу и репутации будет нанесен непоправимый ущерб. Ну и азарт, да. Кому неинтересно помериться силами с кем-то более могущественным? Теперь ее пытались хакнуть, а она защищалась.
Поэтому Тревор преодолела мгновенную слабость, вызванную инстинктом самосохранения, и даже не дернулась и жестом показала нефилиму чтобы и та пока ничего не предпринимала. Она даже не стала тратить время и - главное - силы на дополнительную защиту, доверяя той, что уже поставила, а прикрыла глаза и, собрав волю чтобы не поддаться искушению, начала читать заклинание. Это был обычный "Щит Тьмы", только созданный из двух видов энергии, усиливающих друг друга.
Девушка настроилась на эту по-прежнему струящуюся черными нитями сферу, и как и тогда в комнате, когда закрывала каналы, тянущие энергию из Ивен, ощутила такую же связь - связь этой сферы с ее создателем. Пытаясь их "высосать", маг на той стороне все еще оставался "на связи". Чем и можно и нужно было воспользоваться.
Словно по нити Ариадны Лизабет осторожно пробиралась по этому темному каналу, который по мере ее продвижения становился все ощутимее. И пусть сфера там, в комнате, пугала ее кота и обрастала новыми щупальцами, ведьма все ближе подбиралась к их врагу. Насколько близко, что уже ощутила его присутствие: он ей представился в виде огромного темного паука, ждущего пока мухи, залетевшие в его ловушку, перестанут дергаться. На самом деле это было не так, но что-то безусловно темное, от чего так и веяло темной силой, находилось на другом конце канала, по которому уже утекала их с Ивен энергия. Ну ничего, уж я тебя накормлю, - злорадно подумала Лизабет и, собрав еще и то, что предназначалось "пауку", резко опустила этот свой щит, указав ему цель. Там, в комнате, ее тело цель не видело и жест мог бы показаться бессмысленным, да и вообще она наверное выглядела как человек в полуобморочном состоянии, но тут, в мире магических и энергетических полей, она была как на ладони. И потому щит сработал как надо: вобрал в себя враждебное заклинание, разложил и выбросил обратно в виде энергетического удара. Выбросил, усилившись еще и от того, что в него было вложено два вида энергии.
Тревор буквально ощутила как ее противник дернулся от этого удара и попытался закрыть канал, обрывая связь с ними. Сфера в комнате исчезла, как и нити от нее, температура стала нормальной, но Лизабет этого было мало: в ней кипел азарт погони. Теперь она была охотником! Вернее, они. Вместе. Так как ей одной с этим пауком явно не справиться, но вот вдвоем... Рискованно конечно, но не более чем сидеть и ждать пока он предпримет более удачную попытку. А в том, что она будет, хакерша не сомневалась.
Девушка открыла глаза, но ее взгляд все еще был несколько затуманен, она все еще удерживала энергетический канал.
- Быстрее, - прошептала она Ивен, крепко сжимая ее руку, - откройся и доверься мне.

+1

18

В отличие от Лизабет, которая знала своё дело лучше, чем изрядно пострадавшая от вампира нефилим, Ивен наоборот хотела всего лишь избавиться от тёмной энергии и сбежать. Ей так казалось логичнее и привычнее, хотя и, безусловно, потом она обязательно пожалела бы о том, что не стала преследовать нарушителя порядка и мстить ему.
В общем, Ив уже собрала достаточно своей тёмной энергии, чтобы резко оборвать эти путы, связывающие её с магом на другом конце, но глянув в сторону Лиз, она вдруг изменила своё решение, хотя и не потеряла концентрацию, всё ещё не давая пробраться тонкими паучьими нитями магии к ней. Пришлось довериться ведьме, а та, в своё очередь, просила немного потерпеть и отложить задуманное на потом. По крайней мере, так распознала её взгляд Ив и потому в ответ едва кивнула, даже на такой простой жест тратя последние крупинки сил.
Смерть всё ближе подбиралась к ней, и это чувство не сравнить ни с чем. Ты словно крепко привязан к дереву и не можшь освободиться, и сильный холодно пробирает до самых костей, не давая шанса пошевелиться. Кровь будто замерзает внутри, постепенно уплотняясь и становясь вязкой, тягучей, до тех пор, пока окончательно на превратится в красный лёд.
Ивен оказалась недостаточно сильна, чтобы противостоять такому вторжению. Если бы она заранее знала, что Уильям собирается устроить ей сюрприз, то подготовилась бы как следует, а при таком раскладе, что был сейчас, нефилим могла лишь молча делать то, что велит ей Лизабет, ведь эта ведьма оказалась сейчас с ней в одной упряжке и явно не собиралась умирать так просто, уступая тому, кого даже в глаза не видела.
Всё же удавалось сохранять концентрацию и удерживать свой тёмный сгусток в руке, тем самым в какой-то степени блокируя к себе быстрый подход тёмной магии вампира. Ивен лишь ждала, когда сможет этот заряд или рассеять, или отпустить в нужном направлении - зависело не от неё. И вот наконец она почувствовала себя легче: магия Уильяма резко сошла на нет - пропал тёмный шар над столом и нити, идущие от него, но дело при этом не оказалось завершённым. Через пару мгновений после Ив сама чуть ослабила магию и всё же отпустила свою тьму на некоторое время, давая себе передышку.
Ив достаточно было посмотреть в сторону Лизабет, в глазах которой горел боевой огонёк, и узнать эту жажду к продолжению игры, которая началась неожиданно и которая теперь нуждалась в завершении, так как азарт и адреналин резко вспыхнули в крови. Сжав руку ведьмы, нефилим на миг улыбнулась уголком губ и двинула бровями, будто говоря, что ей и весело, и она согласна сейчас на всё, что хотя бы чуток походит на месть. Всё это произошло за каких-то пару секунд, зато следом Ив кивнула, прикрыла глаза и быстро сняла свою защиту, как Лиз и советовала.
- Вперёд, я помогу.
Нефилим открыла глаза, подаваясь вперёд и смыкая свои пальцы на тонком женском запястье.

+1

19

Ага, совсем другое дело! Лизабет словно наяву услышала лязг, с которым упали ментальные щиты ее клиентки, давая ей доступ к разуму Ивен. Надо было действовать как можно быстрее, пока еще сохраняется эта эфемерная связь между ними и их противником. Она ощутила, как проникает в сознание нефилима, выискивая нужную ей информацию и одновременно будто сливаясь с Ивен на магическо-энергетическом уровне.
Внезапно они стали одним существом. Нет, их тела все еще находились в комнате каждое само по себе и держались за руки, но их сущности, их силы и разумы слились воедино, наделяя это новое существо невиданной мощью. Ничего похожего Лизабет еще никогда не испытывала, и это был потрясающее ощущение! Куда там какой-то наркоте! Ей казалось, что одним мановением мизинца она способна сокрушить горы, не то, что какого-то там мага.
Но предаваться эйфории времени не было, и девушка устремилась по следу только что пройденного ею ментально-магического канала. Ей казалось, что она летит со скоростью света в шепчущей какими-то голосами бездне, но это ощущение продолжалось всего пару мгновений.
И вот она снова у цели. Цели, которая уже, это Лиз ясно поняла, оправилась от удара и готовилась ответить. Но ведьмы не дали ей такой возможности.
Через разум Ивен девушка увидела колдуна и точно так же убедилась, что это был именно тот, о ком она говорила: тот самый якобы покупатель. Замедлившись всего на мгновение, которое потребовалось ей чтобы сплести три силы в один мощный удар, Лизабет обрушилась на разум врага. Их объединенных сил хватило на то, чтобы буквально сокрушить ментальный блок этого мага, а он, надо сказать, был весьма крепок и в одиночку ни одна из девушек не справилась бы, ну а дальше... Дальше уже ведьма вовсю "повеселилась", будто набрала сакральное "format C:".
Она ощутила как человек дернулся и схватился за голову, пытаясь вернуть блок и выкинуть их прочь из разума, но не тут-то было: хакерша словно ведьминой метлой мела по его сознанию, а метла эта была из прутьев темной и некротической энергии.
Первыми Лизабет разрушила центры, управляющие магическими силами, и ментальное сопротивление тут же прекратилось. Ну дальше настал черед всего остального: то крупицами, то целыми кусками ведьма выжигала и "выметала" из черепной коробки мага все остатки не только сознания, но и разума вообще, до тех пор, пока не осталось ничего, даже безусловных рефлексов, работающих независимо от сознания: мозг колдуна "забыл" как отдавать приказы сердцу биться, а легким дышать.
Через несколько минут все было кончено. Конечно можно было бы не убивать, а позволить этому человеку вести жизнь овоща, но ведьма не имела обыкновения оставлять за спиной живых врагов, какими бы беспомощными на тот момент они ни казались. Лучший враг - мертвый враг.
Дело было закончено, и надо было срочно возвращаться, иначе был риск остаться в том же сознании, поэтому, пока еще оставался тонкий мостик, ведущий назад, Лиз пулей влетела обратно в их сознания и отцепилась от своей клиентки.
И тут она в полной мере ощутила что значит откат. Вот теперь это можно было сравнить с ощущениями наркомана, у которого прошел кайф: несмотря на все выпитые ранее средства, все тело было ватным и казалось, что сейчас растечется или рассыпется, в голове было совершенно пусто и звонко, будто это ей вычистили мозг, к тому же еще и тошнило. Лизабет сидела, не в силах пошевелить не то что рукой, даже перевести взгляд. И почувствовала, как ее саму постепенно накрывает тьма. Само собой, откаты у нее бывали и раньше, но никогда такой силы.
Очнулась она от каких-то мягких прикосновений и первое, что увидела, открыв глаза - это глазищи своего кота, с беспокойством смотрящие прямо на нее. Лаки, встав задними лапами ей на колени, а передними уперевшись в грудь, терся об ее щеки и шею, время от времени заглядывая в глаза: как ты там? Давай уже, возвращайся. Вернуться-то она вернулась, но сделать что-либо, даже просто поставить чайник, еще не могла и только молча улыбалась своему питомцу.
Затем пришло осознание сделанного и то, что она была не одна. Ивен! Ведь тут должна быть и Ивен! Лизабет подняла глаза на место напротив, туда, где сидела ее клиентка.

+1

20

Открыть кому-то свой разум равноценно свиданию вслепую: не знаешь, кто тебя ждёт и что он с тобой сделает при встрече, как ты сам отреагируешь на человека и что захочешь сделать с ним при вмешательстве в твоё личное пространство. Конечно, Лизабет было далеко до страшненького прыщавого паренька из интернета, который притворялся двухметровым мачо с мускулами и сексуальной внешностью, и тем не менее Ив испытывала некое недоверие, особенно поначалу, хоть и ведьма не раз успела доказать, что она не причинит вреда. Вскоре, впрочем, это гнетущее чувство под названием "А вдруг обманет" прошло. Два женских разума соединились в один: обе - и нефилим, и ведьма - будто бы попали в большую светлую комнату, где с разных сторон виднелись своеобразные окошки-воспоминания: стоит протянуть к ним руку, и картинка увеличится, станет реальной, её можно будет увидеть собственными глазами и узнать чужое прошлое, те моменты из него, которые засели глубоко в памяти и не забудутся никогда. А ещё здесь не было никакой слабости, потому что воссоединение послужило толчком к появлению небывалого подъёма. Ив чувствовала себя прекрасно и, кажется, даже слегка улыбнулась, но не у себя в голове, а скорее снаружи, там, где находились физические оболочки.
Воспоминания манили к себе, словно магнит, и с трудом Ивен удержалась, чтобы не прыгнуть в первое попавшееся, принадлежащее Лизабет, где она узнала бы частичку её души.
"Нельзя".
Нет, то совсем не благородство и уважение: нефилим волновалась за свою участь и не забывала о ней ни на секунду, а в данный момент она находилась в опасности из-за злопамятного вампира, который решил свернуть горы ради того, чтобы постепенно и незаметно убить женщину, отказавшую ему исключительно в деловом смысле. Ох уж эти конкуренты.
Ив старалась следовать за Лиз, так как обещала помощь. Точнее, обещала не в прямом смысле, однако оставлять девушку одну сейчас равносильно самоубийству - ведь в случае чего пострадает не только ведьма.
"А я любимая".
Они за мгновение добрались до разума вампира. Его удивление и отчасти страх Ивен почувствовала так явственно, что не сдержала коварную усмешку. А порвать на кусочки сознание врага - высшее удовольствие для тёмной сущности. Разрушить его ментальный блок вдвоём? Не проблема. Дальше оставалось лишь снабжать Лизабет необходимыми "патронами" - тёмной энергией, чтобы она черпала её без остановок и разрушала в этой несчастной головешке уже мёртвого гада любые мысли и желания. В свою очередь, желание порыться в его воспоминаниях не успело возникнуть: уж больно весело оказалось разносить чужие мозги в пух и прах. Результат всего этого действия тоже не заставил себя ждать. В определённый момент Ив поняла, что Лиз ей всё же нравится. Убивать врага с такой беспощадностью в пору полудемону, демону или тому же вампиру, а тут человек. Видимо, не зря испокон веков все сверхъественные существа говорят, что не родилось ещё более жестокого существа, чем человек.
Когда миссия была выполнена, то Ив снова чуть запоздала, пропуская ведьму вперёд, и едва успела выбраться по путеводному мосту обратно. С приходом в себя тоже возникла некоторая заминка: нефилим не сразу смогла полностью открыть глаза. То чувство собственной неуязвимости пропало и на его место вернулась прежняя беспомощность. Ив невольно сравнила своё состояние сейчас с тем, которое у неё было до прихода к Лизабет, и подумала, что теперь ей даже хуже, потому что сил хватало только лишь на наблюдение поверхности стола, видимой через тоненькую полоску приоткрытых век. Собрать мысли воедино тоже оказалось той ещё проблемой. Понадобилось несколько томительных минут, чтобы Ивен убедила саму себя не проваливаться в сон, иначе она вернётся в реальность только через пару дней как минимум, что, во-первых, злоупотребит чужим гостеприимством, во-вторых, сделает нефилима должницей за ночь в чужом доме. Потом пришлось ещё пару минут занимааться своего рода медитацией, чтобы в итоге произнести так благодарно и громогласно, как только возможно:
- Круто ты... его...
Ив закрыла глаза, потому что так было легче переносить очередной упадок сил.

+1

21

Круто-то может быть и круто, но сама Лиз сейчас была никуда не годна. Она еще пару раз улыбнулась коту, сделав неудачную попытку его погладить, и снова отключилась. Где-то на границе сознания только и успела промелькнуть мысль о том, что сейчас она может это себе позволить, сейчас им ничего не угрожает.
Когда она очнулась снова, в комнате было темно. Шевельнув пальцами, ведьма почувствовала под ними мягкую шерсть и улыбнулась: Лаки честно охранял ее бесчувственную тушку. Сколько она пробыла в отключке? Впрочем, неважно. Важно было то, что ей удалось то, чего она еще ни разу не делала, и удалось с первого раза.
Девушка подняла голову и увидела сидящую перед ней клиентку, которая, похоже, находилась почти в таком же состоянии. Тронув ее за руку, она тихо произнесла:
- Ив! Ивен, ты как? Приходи в себя, сейчас я смешаю восстанавливающие коктейли.
Черт! И как я не додумалась сделать этого сразу, до того, как полезла в мозги к этому уроду? Но откуда же я могла знать, что меня ТАК накроет?
С трудом справившись с ватными ногами, Тревор встала и поплелась к полкам с зельями, чувствуя на себе тревожный кошачий взгляд.
- Лаки, все хорошо, - сказала коту ведьма, и тот, что-то мявкнув, прыгнул со стола на кресло и снова устроился там, не прекращая, однако, следить за своей хозяйкой.
Ни на какие магические штучки сил еще не было, поэтому девушка, стараясь ничего не перепутать, сняла с полки нужные флаконы и из каждого отлила строго определенное количество зелья в большой стеклянный мерный стакан. Посмотрев на метки, она удовлетворенно кивнула, размешала жидкость темно-янтарного цвета стеклянной палочкой и поровну разлила по чашкам, все еще стоявшим на столе. По комнате снова поплыл приятный горьковато-терпкий аромат.
- Выпей, - сказала она Ивен, сама делая небольшой глоток из своей порции, - общеукрепляющий чай будет позже, а это поможет нам прямо сейчас.
И верно, сначала зелье показалось ужасно холодным, будто она хлебнула ледяной воды с горькой мятой, но затем разлилось по телу таким же обжигающим теплом, словно жидкий огонь. Он проникал в каждую клеточку, возрождая их к жизни, как сейчас говорят, "на клеточном уровне".
Не прошло и минуты после того, как Лиз расправилась с зельем, как туман в голове рассеялся, а тело снова налилось силами. Пусть магические силы будут восстанавливаться еще какое-то время, она уже не чувствовала себя жидким картофельным пюре. Скорее наоборот: ей не терпелось обсудить произошедшее, эмоции так и били.
- У меня получилось! У нас получилось! Ты представляешь, что это значит? - Возбужденно говорила ведьма своей клиентке, - теперь я понимаю, почему для особых случаев маги создают Круг. Нет, я конечно это и раньше понимала, но теперь я это прочувствовала на себе! Это просто охренительное ощущение! Это мы были только вдвоем! Страшно представить, что может Круг...
Тут Лизабет осеклась: именно что страшно представить. Как хорошо, что она не оставила этого мага в живых, вдруг он член какого-то Круга? Тогда встает закономерный вопрос: сможет ли этот Круг определить кто стоит за его смертью? В общем, полную победу пока праздновать рано, надо сначала убедиться, что никакая из остаточных магических нитей не приведет к ней. Но это уже лично ее, Лизабет Тревор, проблема, которую она не стала озвучивать клиентке. Ей же она сказала:
- Ну что, я думаю, что твой вопрос закрыт. Но оберег ты все-таки носи, мало ли что...

+1

22

Впервые за долгое время отключение сознания восстановило силы, а не отняло их ещё больше. Наконец-то Ив вновь вернулась к обычной жизни, которая до этого была отравлена одним мерзким типом, и чувствовала себя более или менее сносно.
"Все вампиры такие сволочи", - мелькнуло в её затуманенном сознании, между тем как со стороны послышался знакомый голос.
Но придя в себя окончательно, нефилим не сразу осознала, где находится и почему перед ней маячит какая-то женщина, а чёрный кот с недоверием и презрением смотрит ей в глаза, будто задумал загрызть её до смерти сию секунду. Лизабет уже занималась теми самыми восстанавливающими коктейлями, когда Ивен наконец-то вспомнила весь свой визит к ведьме, в итоге закончившийся неожиданной победой.
"Когда я сюда шла, то не надеялась, что мне помогут, однако так бывает: всё самое внезапное происходит, когда не ждёшь".
Стоило отдать Лиз должное - своё дело она знала, причём ничуть не хуже, чем очередной заклятый враг тёмного нефилима. Впрочем, нисколько не удивляло, что простой человек знаком с магией настолько хорошо, что не уступает другой сверхъестественной твари вроде того же вампира. Люди вообще весьма обучаемые создания, а некоторые - особенно упорные и следуют к своей цели с уверенностью, если чётко её видят. Видимо, Лизабет как раз относилась к таким.
Ивен медленно, но верно приняла более удобное положение и буквально сразу же ощутила слабость во всём теле, нахлынувшую в очередной раз. С трудом подняв руку, она потёрла затёкшую шею и поморщилась, чем вызвала тихое и недовольное шипение кота, который, казалось, чуял любое злобное создание, несмотря на то, что сейчас на одном из них как и прежде было надето волшебное колечко. Закатив глаза и махнув про себя рукой на это пушистое безобразие, слишком активно намекающее хозяйке, что её гостья не так проста, как кажется, сама Ив наконец-то обернулась в сторону Лизабет, а чуть позже выпила её самодельное зелье, именуемое коктейлем. Вкус у того оказался не противным, как то часто бывает, однако создалось впечатление, будто в рот засунули пару кусочков льда, которые теперь пришлось проглотить. Только-только начав проклинать и выпитое, и ту, которая его сделала, как вдруг и вправду вся тяжесть из головы словно выветрилась. Потом Ивен неторопливо выпрямилась на стуле и сладко потянулась, разминая другие части тела.
- Шикарно, - похвалила непонятно кого женщина, - столько дней существования в качестве овоща, а теперь как будто заново родилась. Ух!
В её голосе слышалось небывалое воодушевление, словно прежнюю унылую и помирающую Ив заменили на новую жизнерадостную и весёлую версию. Пожалуй, выдавали прежнее состояние лишь помятый спортивный костюм и собранные кое-как в пучок волосы.
Наконец Ивен рискнула встать и пройтись по мрачной комнате, где проходил весь ритуал изгнания из её сознания чужой магии. Проверка сил оказалась успешной, и удостоверившись, что теперь хотя бы можно спокойно ходить, а не плестись, будто червь, женщина вновь села на стул и с нескрываемым интересом наблюдала за реакцией Лизабет на всё произошедшее. Ведьма только сейчас осознала, насколько собственная магия усиливается, будучи в симбиозе с магией другого.
- О дааа, - протянула с усмешкой Ив, отвечая на восхищения, - непередаваемые эмоции. Двойная сила, всё такое, - ей это чувство уже было знакомо, поэтому в отличие от Лиз воодушевления в нефилиме было куда меньше, - здорово, когда Круг больше, но если его сделали враги, - скорчившись, Ив поджала губы и покачала головой, - вот уж чего точно не хотелось бы испробовать на своей шкуре.
В итоге можно было с некоей долей уверенности заявить, что теперь опасность позади. Смерть не наступает на пятки, сознание не уплывает куда-то в неведомые дали, а враг мёртв. Свою работу ведьма сделала не просто как надо, а на высшем уровне. Конечно, с помощью Ив, и свои заслуги она сама не умаляла, тем не менее проявила себя как благодарная особа.
- Да, спасибо. Без твоей помощи я бы вряд ли справилась.
Деньги нефилим вроде бы уже подготовила, хотя кошелёк оставила в другой комнате, в связи с чем пришлось ненадолго за ним вернуться. Потом отдала нехилую сумму за своё "лечение", огляделась вокруг и в очередной раз наткнулась на пристальный взгляд кота Лизабет. Удержавшись от попытки испугать пушистую гадость, Ив с усмешкой заключила:
- Пока всё хорошо, но я удостоверюсь лично, что мой неживой враг стал таким во всех смыслах. - Каким образом она собиралась разыскать следы англичашки Уильяма Аддингтона - вслух не озвучила, зато в голове уже прикинула дальнейший план действий, а вот его уже рассказала со спокойной душой: - Хотя сначала стоит помыться. Запах от меня... - Ив склонила голову и принюхалась, - не очень.

0


Вы здесь » Запределье » Отзвуки нашей памяти » Чёрная-чёрная ночь†q¤